реклама


Кристина Шумай / Фото: Полина Каялович

Зачастую врачи-проктологи принимают пациентов с жалобой именно на геморрой. Многие мужчины так воспитаны, что им сложно признавать проблемы со здоровьем и сразу обращаться к врачу, особенно если вопрос деликатный. Мы поговорили с двумя героями, которым доставил хлопот этот диагноз. Узнали, какие симптомы заставили их пойти к врачу, почему стеснялись признаться даже близким людям и что нужно делать, чтобы избежать такой проблемы.

«Как „настоящий мужчина“ долго не шел к врачу»

Еще четыре года назад фрилансер Геннадий (имя изменено по просьбе героя. — Прим. TUT.BY) работал столяром. Все 18 лет работы нагрузка давалась мужчине легко, здоровье подвело его неожиданно.

— Я всегда без проблем поднимал тяжести и вообще был физически активным человеком. Но в один момент почувствовал болезненные ощущения после похода в туалет. Сначала игнорировал. Когда появились анальные трещины и стало жутко больно, пришлось принимать таблетки, — вспоминает Геннадий. — Мучительные боли продолжались около трех лет, но, как «настоящий мужчина», я долго не шел к врачу. Советы находил в гугле, но понятно, что все мои действия — применение мазей, свечей, кремов — на самом деле не решали проблему, а лишь маскировали ее. Честно говоря, я почти ни с кем не делился этой деликатной темой, но супруга о ней знала.

Мужчина определил два главных фактора, которые усиливали боль, — большие физические нагрузки и алкоголь.

— Если потягал тяжести, а вечером принял сто граммов на грудь — будь уверен: утренний поход в туалет будет болезненным. В прошлом году после бурной новогодней ночи я проснулся и понял, что открылось кровотечение, которое не останавливается. Первого января жена устроила истерику, и только тогда я записался к врачу, — делится герой. — Пошел в частный медцентр, где прием стоил около 100 рублей. После осмотра проктолог сказал: «Срочно оперировать, где ты был до этого? Геморрой третьей стадии! Следующая — это уже отмирание тканей». Взяв направление, я побежал делать обследование в поликлинике и стучаться в больницу.

Геннадий

В поликлинике Геннадию сообщили о низком гемоглобине: было около 70, при норме — 130−160. Врачи поставили под сомнение возможность операции.

— Ситуация была невыносимой настолько, что я даже грозил врачам судом: «Вы наносите вред моему здоровью!». По итогу они сдались, выписали нужные бумажки и сказали: «Если в больнице возьмутся, то идите».

Там очередь из пациентов выстроилась на три месяца вперед.

— Врач сказал: «Давай так, если кто-то откажется, мы сразу звоним тебе и предлагаем ложиться. Только среагировать нужно будет оперативно». И действительно, мне повезло, через неделю раздался звонок: «Собирайтесь». В больнице сказали, что будут срочно поднимать гемоглобин с помощью гематогена и инъекций железа. В итоге он вырос до 85, и мне назначили дату операции.

На первых стадиях геморроя проблему решают с помощью лазера, но Геннадий пришел к врачу, когда требовалось уже более серьезное вмешательство.

— Перед операцией молодые медсестры бреют нужные участки тела на а-ля гинекологическом кресле. Чувствуешь себя, конечно, супернеловко. Мне сделали местный укол в позвоночник, то есть я был в сознании. К счастью, врачи попались замечательные, особенно хочу отметить анестезиолога — он все время общался со мной и отвлекал таким образом. Сама процедура длилась около 40 минут.

По словам Геннадия, первый день после вмешательства был мучительным.

— Мне вкололи «тройчатку», но даже такое сильное обезболивание не помогало. Я корчился от боли, молодая медсестра уговаривала: «Понимаю, что больно. Пожалуйста, потерпи, завтра отпустит». На следующий день действительно стало легче, уже смог подняться, поесть, дойти до перевязки.

За время, проведенное в больнице, Геннадий сбросил пять килограммов.

— Перед каждым обследованием и за сутки до операции нельзя есть, также ты принимаешь слабительное. Сразу же после вмешательства желательно тоже не есть какое-то время. Спасибо супруге, которая ездила ко мне каждый день, приносила бульоны, детские пюре, перемолотую безвкусную еду без соли, перца и специй. На такой диете легко похудеть (смеется).

После операции мужчина восстанавливался полтора месяца.

— Можно сказать, все это время я сидел на обезболивающих. Не мог нормально ходить, сидеть и даже лежать, ведь швы никто не отменял. Стоило чихнуть или кашлянуть — боль разливалась по всему телу. Даже приходилось пользоваться женскими прокладками, потому что были и кровяные выделения. Я понимаю всех, кто стесняется этой проблемы, но затягивать — плохо. Просто подумайте, что с вами будет в старости, если вы, как и я однажды, проснетесь утром со страшным кровотечением.

Для профилактики Геннадий использует спорт и специальную гимнастику.

— У человека есть внутренний сфинктер ануса (препятствует случайному прохождению газов и жидких фракций кала. — Прим. TUT.BY) и внешний (отвечает за контроль прохождения кала, его консистенцию, газы. — Прим. TUT.BY). Грубо говоря, первый — это организм, второй — мозг. Наше тело стареет, мышцы дряхлеют, тогда внутренний сфинктер перестает контролировать дефекацию, человек просто не успевают дойти до туалетной комнаты. Поэтому нужно делать гимнастику каждые три-четыре часа: произвольно сжимать мышцы ануса. Можно даже не вставать из-за компьютера, — объясняет мужчина. Мы с супругой ходим в спортзал и ездим на велосипеде.

Сейчас прошлые события герой вспоминает с улыбкой, хоть тот момент было очень тяжело.

— Я понял, что надо либо принять ситуацию и жить на позитиве, либо быть унылым. Всякое случается, но нужно достойно справляться с любой проблемой. Хирург, который меня оперировал, строго запретил принимать алкоголь два месяца и на прощание сказал: «Чтобы я больше тебя здесь не видел!». Вот уже год живу без болей и понимаю, что нужно было пойти к врачу раньше.

«Есть идея снять скетч-шоу о проблемах „геморройников“»

Герману (имя изменено по просьбе героя. — Прим. TUT.BY) 27 лет, впервые с геморроем он столкнулся в 18.

— Я придерживался Великого поста и прямо перед Пасхой дней пять был практически на одной воде. Потом случился большой праздничный стол, я кайфовал от жизни, в которой много вкусной еды! После голодания или «легкого» питания нужно постепенно входить в новый режим, а я сразу же накинулся на еду и напитки. Первые три дня не было никаких проблем, но у организма все-таки есть лимит. Когда на четвертый день пошел в туалет, понял: со мной что-то не так, — вспоминает парень. — В тот же день я уже не мог нормально сидеть и лежать, стал гуглить и решил не затягивать с походом к врачу.

Герман. Фото из личного архива героя

Врач объяснил Герману, почему он столкнулся с этим неприятным заболеванием.

— Главным катализатором геморроя оказался резкий переход от практически голодания до переедания. Вообще врач не ожидал увидеть на пороге кабинета восемнадцатилетнего парня и даже сначала не поверил. Но, как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать (смеется). Доктор рассказал о разных способах медикаментозного лечения: свечи, мази, таблетки какие-то. Все то, что могло обезболить и наладить работу сосудов. После приема я пошел в аптеку и по неопытности набрал все и сразу. По факту понадобились только свечи, — делится мужчина.

Он уже выяснил способы, которые ему помогают.

— Наверное, реальная профилактика — это массаж или что-то такое. Но лично я определил для себя два момента: реже пользоваться туалетной бумагой и по возможности принимать холодный душик после посещения туалета. И в целом я стараюсь меньше вредить своему организму: не злоупотреблять алкоголем и вредной едой, а также заниматься спортом — играю в футбол. Все это помогает мне чувствовать себя бодрее и реже встречаться со своим старым знакомым.

Фото из личного архива Германа

Сейчас мужчина практически не вспоминает о геморрое.

— Я не считаю, что столкнулся с каким-то глобальным испытанием. Просто принял то, что подкинул мой организм, и научился с этим жить. В моменты обострения я говорю: «Здорово, геморр!». Когда долгое время живу без него, думаю: «Ну, чел, мы еще встретимся». На всякий случай дома держу запас свечей, то есть как бы сразу показываю болезни: «Ничего не выйдет! Я вооружен», — улыбается парень. — Где-то полгода назад после алкогольной тусовки пришла сильная боль, которая вырвала из жизни: я две недели лежал. Но такие ситуации не воспринимаю как удар в спину, скорее, как ожидаемый визит старого знакомого. Мы встретились, потусовались две недели, устали друг от друга и разошлись.

Герман хочет донести, что не стоит стесняться такой болезни, и даже задумал снять скетч-шоу о ней.

— Лекарство — основной помощник, конечно, но куда без юмора? Над любой ситуацией можно посмеяться, и станет легче. Мне кажется, это действует в любых сложных обстоятельствах: нужно дать мозгу задачу «давай просто посмеемся над ситуацией». Мы с друзьями даже хотим снять короткое скетч-шоу о проблемах «геморройников», название будет «Массажня», — рассказывает парень. — Кстати, у моей собаки Джека по иронии судьбы тоже геморрой. Я считаю, что это еще одна штука, которая нас объединяет (улыбается).

Геморрой? Флебодиа 600. Удобный ответ на «неудобную» тему! В составе комплексной терапии для симптоматического лечения острого геморроя и уменьшения симптомов лимфовенозной недостаточности нижних конечностей

{banner_819}{banner_825}
-20%
-10%
-25%
-21%
-21%
-10%
-10%
-10%