179 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
реклама
  1. Вот какие права и льготы Лукашенко дал арабам для застройки 10 квадратных километров Минска
  2. Тренер по бегу объясняет, какую ошибку допускают новички и получится ли похудеть с бегом
  3. Культурная революция в Китае: как школьники вырезали интеллигентов в рамках «классовой борьбы»
  4. Рост ВВП, долгов и заветные «по пятьсот». Кратко о том, как развивалась экономика в последние 10 лет
  5. Смена внешности и запрет на съемку. Лукашенко подписал законы о госзащите и нацбезопасности
  6. Сколько белорусы возмещают за коммунальные услуги и проезд в общественном транспорте
  7. Крупные компании России в мае не поставляют нефть на «Нафтан». Сырье из Азербайджана также не ждут
  8. Погода на неделю: дожди и грозы, но тепло
  9. «Он работает с онкобольными, а потом приходит на сеанс и плачет». Кто и как помогает психологу
  10. Врач — об опасности домашней пыли и том, как часто нужно делать уборку
  11. «Открыл нам неограниченный кредит и разрешил тратить, сколько хотим». Меценат Юрий Зиссер
  12. Курс доллара упал почти до пятимесячного минимума. Что произошло и что будет дальше
  13. Свидетель слышал все происходящее в зале, но суд это не смутило. Журналистке TUT.BY Касперович дали 15 суток
  14. «Дорогое удовольствие для государства». Минтруда — о сокращении декрета и пересмотре размера пособий
  15. Белорусские каналы не будут показывать «Евровидение». Белтелерадиокомпания объяснила причину
  16. Зуд и гнойные корочки. Врач называет симптомы чесотки и рассказывает о лечении
  17. Ваш народ от рук отбился. Почему у власти уже сбоит система распознавания «свой-чужой»
  18. Врач рассказывает про анализ, который помогает проверить, все ли у вас в порядке с запасом железа
  19. Помните пса с пробитой головой и оторванным носом? Узнали, что сейчас с ним и ищут ли живодера
  20. В Беларуси сокращается количество банкоматов, инфокиосков и платежных терминалов
  21. По деньгам выходит дешевле, чем отели. Путешествие на автодоме по Полесью
  22. «Не представляет, как будет жить дальше». Поговорили с супругой военного, которому дали 18 лет колонии за госизмену
  23. Генпрокурор: «Установлены сведения о еще живых нацистских преступниках. Из литовских батальонов СС и Армии Крайовой»
  24. Очевидцы сообщили о задержании ОМОНом велосипедистов на Цнянке
  25. В полвторого ночи написал явку с повинной. О какой «взятке» 12-летней давности говорят в суде над Бабарико
  26. Журналистку TUT.BY Катерину Борисевич перевели в гомельскую женскую колонию
  27. И снова умерли 10 человек. Минздрав выдал свежую суточную статистику по коронавирусу в Беларуси
  28. «Скинул 20 кг за 5 месяцев». Белорус рассказывает, как похудел, а потом набрал мышечную массу
  29. В Минске заработает еще один пункт вакцинации от ковида для всех желающих. Рассказываем, где и когда
  30. Инженер-программист и профессиональная модель. Вот какая девушка стала «Мисс Вселенная»


/

«Могло ли быть по-другому?» — этим вопросом 27-летняя Лидия Селивончик задается почти каждый день. В апреле 2020-го у нее обнаружили кисту. Плановая операция из-за пандемии коронавируса отложилась на несколько месяцев. За это время образование в яичнике разрослось в два раза, а позже выяснилось, что, несмотря на нормальный анализ на онкомаркеры, оно злокачественное. HEALTH.TUT.BY рассказывает непростую историю девушки, которой пришлось столкнуться с опухолью, пока все вокруг боялись коронавируса. И она продолжает бороться за свою жизнь так, как умеет сама.

Фото: из личного архива
Фото из личного архива

«Начал расти живот, как у беременной»

Это было в апреле прошлого года. В родном Новополоцке девушка пришла на плановый осмотр к гинекологу: в яичнике обнаружили кисту. Сказали, что удалять ее будут позже — плановые операции на тот момент были приостановлены из-за коронавируса по всей стране.

Через две-три недели из-за острой боли пришлось вызывать скорую, вспоминает Лидия. Тогда ее определили в гинекологию: в больнице девушка провела неделю, ей помогли снять болевой синдром, выписали.

— Киста на тот момент была 8 см. Прошло еще около месяца, и я пришла в больницу на УЗИ, на этот раз с температурой и острой болью. Врач сказала, что киста увеличилась до 11 см. Но удалить ее планово по-прежнему не было возможности — только экстренно. Как я понимаю, оперируют кисту экстренно в случаях, когда с ней что-то происходит: есть кровотечение, она лопается и т.д.

Был еще один вызов скорой из-за острой боли. Лида обращалась на консультацию в областной онкологический диспансер. Ходила на платное УЗИ в несколько клиник. Везде говорили: коронавирус, пандемия, придется ждать.

Фото: из личного архива
Фото из личного архива

— При этом я сдавала онкомаркеры — с ними все было в норме. Возможно, это тоже повлияло на то, что все затягивалось. С мая начал расти живот, как у беременной. Я почти не вставала с кровати, боялась лишний раз повернуться, чтобы киста не лопнула. К июню она была уже 15 см.

Лида не скрывает: очень жалеет о том, что не повела себя решительнее, не настояла тогда на операции.

— Я просто не знала, что делать… Врачи говорили, что киста у девушек бывает часто. Родители готовы были искать, одалживать деньги на платную операцию, но из-за пандемии даже такого варианта мы не нашли. Звонила и в медцентр при Управлении делами президента: предложили только консультацию, операции на тот момент и там не делали. 30 июня с сильной болью сама поехала в полоцкий онкодиспансер. Отсидела очередь, меня определили в центральную городскую больницу, где и прооперировали. Удалили яичник и трубу. Выдохнула, что оставили второй яичник.

«У тебя были прекрасные волосы — и вот голова голая, как коленка»

После операции Лида восстановилась за две недели. А потом пришел результат гистологии: удаленное образование оказалось злокачественным. Девушку отправили на консультацию в РНПЦ онкологии и радиологии им. Александрова.

— Снова-таки из-за ковида записали только на август. Диагноз — незрелая тератома яичника, болезнь прогрессирует, и у меня появились новые образования. Я не врач, но мне объяснили, что из-за размера кисты во время операции опухоль якобы «раскидалась» по брюшине.

1 сентября у Лиды была еще одна операция, удалили несколько опухолей — за маткой, с подвздошной области. Назначили химиотерапию.

— Как бы то ни было, 16 декабря в Боровлянах мне сказали про метастазы в брюшине. Назначили второй курс химии. Конечно, я все воспринимаю эмоционально, но знаете, за все эти месяцы никто мне не сказал, что у меня есть хоть один шанс… Врачи будто видели не меня, а только карточку. Уже потом, на лечении в Москве, мне говорили, что в Беларуси хорошие онкологи, система здравоохранения. Я не спорю, но мне не повезло со всем с самого начала. Мне часто говорили, что надо доверять врачам. Я доверяла, а во мне росла киста.

Из-за химиотерапии Лида сделала себе короткую стрижку, а потом — побрилась налысо.

— У тебя были прекрасные волосы — и вот голова голая, как коленка. Не верю, что кто-то мог подумать, что это прикольно. Я спала в шапке, потому что было холодно. И совершенно не чувствовала себя девушкой, казалось, что вместе с волосами ушла моя женственность.

Фото: из личного архива
Так Лида менялась во время болезни
Фото: из личного архива

Ко второй линии химиотерапии Лида не приступила. Препарат пришлось искать по знакомым за границей.

—  Стоил 675 евро — это на два курса, а всего их четыре. В тот момент я окончательно поняла, что моя жизнь волнует только меня. И решила, что стоит попробовать варианты лечения за пределами Беларуси.

«Жалею, что не села на порог в больнице, как в фильмах»

И опять-таки, из-за пандемии, локдаунов и других коронавирусных ограничений оказалось, что с лечением за границей все непросто. Лида не нашла для себя варианта попасть ни в Германию, ни во Францию. Только в Россию.

— В Москве записалась на платную онлайн-консультацию. Было боязно: вдруг мошенники? Консультация недешевая — больше 200 евро. Но выхода я не видела, ведь в Беларуси меня и за деньги могли отправить только домой. 29 декабря я оказалась в клинике. ПЭТ/КТ, МРТ головного мозга — обследования стоили действительно больших денег, больше 10 тысяч евро. Мне помогли их собирать добрые люди.

Деньги на лечение Лиды искали экстренно, но за неделю успели собрать больше 7 тысяч евро. Помогали фитнес-тренеры и другие новополоцкие предприниматели, родственники, коллеги, одногруппники…

— В Москве 18 января мне сделали еще одну операцию. Что будет дальше, пока неизвестно. Не хочу, если честно, сглазить, продолжаю верить в лучшее.

Если бы не пандемия, могло бы в Лидиной судьбе все быть по-другому? Хватило бы одной операции, если бы ее сделали, пока киста была меньше? Ответа на этот вопрос уже никто не даст, да и делу он не помог бы.

— От меня никто не скрывал наличие кисты. Но вышло так, что за время ожидания во мне выросло 15 см дряни. Все равно жалею, что не села тогда на порог больницы, как в фильмах, и не сказала: пока не прооперируют — никуда не уйду. После диагноза часто слышала: мол, а раньше вы не знали, что нужно было делать вот так и вот так? Да, раньше я многого не знала. И никому не пожелаю такое узнать.

«К сожалению, безумно не повезло, что совпал целый ряд факторов»

Отсрочка лечения рака из-за пандемии оказалась проблемой во всем мире. К такому выводу пришли ученые из Канады и Великобритании. В опубликованной в BMJ работе они изучили исследования о связи смертности при раке с задержкой лечения, которые были опубликованы с 2000 по 2020 годы. «Даже четырехнедельная отсрочка лечения рака связана с повышенной смертностью по показаниям хирургического, системного лечения и лучевой терапии для семи видов рака (злокачественные опухоли мочевого пузыря, молочной железы, толстой кишки, легких, шейки матки, головы и шеи)», — указали авторы.

Прокомментировать случай Лиды TUT.BY попросил белорусского врача-онколога, который попросил остаться анонимным по этическим соображениям.

— Почти за 10 лет работы в онкогинекологии незрелую тератому яичников встречал, наверное, не больше 5 раз. Это очень редкая опухоль, встречается менее чем в 1−5% от всех случаев тератом. Эффективного скрининга рака яичников на сегодня тоже не существует в мировой практике: можно прийти на прием к врачу в январе — все будет нормально, а через полгода ситуация может измениться (но это не отменяет того факта, что женщинам необходимо ходить на регулярные осмотры к гинекологу и в случаях проявления симптомов незамедлительно обращаться за медпомощью). Спрогнозировать скорость развития онкологического процесса невозможно: это зависит от очень большого ряда факторов.

Что касается кист: не все кисты оперируют, бывают так называемые функциональные кисты — это доброкачественный неопухолевый процесс в яичниках, представляющий собой образование с жидкостным содержимым, возникающее в структуре яичника и увеличивающее его объем в несколько раз. Функциональные кисты образуются из естественных структур яичника, их возможно наблюдать определенный срок и лечить консервативно. Однако размер кист более 4−5 см и их быстрый рост должны всегда настораживать. Существует классификация IOTA — международная группа анализа опухолей яичников, и специальная классификация Simple Rules — это простые правила, позволяющие оценивать УЗ-картину опухолей яичников (и только в 75% случаев можно определить вероятный характер образования и исключить повторное экспертное исследование, но это при условии, что УЗИ делает опытный специалист). Наши специалисты, которые делают УЗИ малого таза без использования классификации IOTA, как правило, имеют наметанный глаз и различают опасные признаки (разрастания по капсуле, содержимое в кисте, кровоток и т.д.). Но по УЗИ действительно невозможно отличить доброкачественную тератому от злокачественной, тем более если онкомаркеры в норме. Онкологический диагноз выставляется только после морфологического заключения, на дооперационном этапе выявить онкопроцесс бывает довольно затруднительно. Девушке, к сожалению, безумно не повезло, что совпал целый ряд факторов.

Возможно, коронавирус в плане назначения плановой операции тоже сыграл свою роль. С началом пандемии рекомендации по поводу лечения онкопациентов претерпели изменения. Пациенты с уже выявленными онкологическими заболеваниями получали необходимую помощь в полном объеме, а для категории пациентов с отдельными подозрениями на онкопроцесс (с учетом данных обследования, риска заболевания и индивидуального подхода), а также пациентов с диагностированными предраковыми состояниями специальное лечение согласно международным стандартам рекомендовалось переносить до момента улучшения эпидемиологической ситуации.


Лида продолжает лечение в Москве, однако пока не знает, каким будет его новый этап и какая сумма для этого потребуется. Сбор на ее лечение открыт. За всей информацией о помощи Лиде можно следить в ее Instagram.

{banner_819}{banner_825}
-50%
-20%
-10%
-5%
-20%
-5%
-50%
-13%
-25%
-5%