• Запись к врачуновый
  • ЗОЖ
  • Правильное питание
  • Врачи
  • Болезни
  • Тренировки
  • Красота
  • Медицинские новости
  • Психология
  • Беременность и роды
  • Лекарства
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
реклама
  1. «Самая большая покупка — 120 рублей». История Маргариты, которая работает продавцом в деревне
  2. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  3. «Фантастика какая-то». В Гродно начали судить водителя Тихановского, который молчал все следствие
  4. 10 лет по делу о выстреле в Бресте. Что рассказывают родные осужденных и адвокат
  5. Новый глава НОК, возможные санкции Украины, суды и приговоры. Что происходит в стране 26 февраля
  6. В Беларуси выпустили пробную серию российской вакцины от коронавируса
  7. Сейчас плюс даже ночью, а какими будут выходные: синоптики о погоде на конец февраля — начало марта
  8. «Оправдания не принимаются». Лукашенко заявил, что на Олимпиаду надо отправить «боеспособный десант»
  9. Выброшенные на лед в Шклове освежеванные трупы животных оказались лисьими. Их проверяют на бешенство
  10. «Теряю 2500 рублей». Работники требуют, чтобы «плюшки» были не только членам провластного профсоюза
  11. Белорус опубликовал информацию обо всех известных захоронениях соотечественников в Чехии и Словакии
  12. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  13. Рынок лекарств штормит. Посмотрели, как изменились цены на одни и те же препараты с конца 2020-го
  14. «За 5−10 тысяч можно взять дом». Белорус переехал из Минска за 90 километров «у мястэчка» и возрождает его
  15. Звезда белорусской оперы сказал три слова на видео, его уволили «за аморальный проступок» — и суд с этим согласился
  16. Экс-директору отделения Белгазпромбанка в Могилеве Сергею Кармызову вынесли приговор
  17. «Из-за анорексии попал в реанимацию». История пары, где у одного психическое расстройство
  18. Политолог: Россия устала играть в кошки-мышки с Лукашенко, но не видит альтернативы
  19. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  20. Александр Лукашенко — больше не президент Национального олимпийского комитета
  21. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске
  22. Могилев лишился двух уникальных имиджевых объектов — башенных часов и горниста (и все из-за политики). Что дальше?
  23. «Любой поставщик должен закладывать в цену риск принятия судом такого решения». Кредиторы БМЗ в печали
  24. «Стояла такая тишина, что можно было услышать жужжанье мухи». Как Хрущев развенчал культ Сталина
  25. «Когда Володя готовит, в доме все замирает». Макей и Полякова — о секретах брака, быте, Латушко и политике
  26. «Произойдет скачок доллара — часть продуктов может исчезнуть». Вопросы про ограничения в торговле
  27. Байкеры пытались отбить товарища у неизвестных у ТЦ «Европа». Ими оказались силовики, парней отправили в колонию
  28. Виктора Лукашенко уволят с должности помощника президента
  29. Под угрозой даже универсам «Центральный». Что происходит в магазинах «Домашний» из-за проблем сети
  30. Бывший офицер: «В августе понимал, что рано или поздно дело коснется меня и я не смогу на это пойти»


/

«Могло ли быть по-другому?» — этим вопросом 27-летняя Лидия Селивончик задается почти каждый день. В апреле 2020-го у нее обнаружили кисту. Плановая операция из-за пандемии коронавируса отложилась на несколько месяцев. За это время образование в яичнике разрослось в два раза, а позже выяснилось, что, несмотря на нормальный анализ на онкомаркеры, оно злокачественное. HEALTH.TUT.BY рассказывает непростую историю девушки, которой пришлось столкнуться с опухолью, пока все вокруг боялись коронавируса. И она продолжает бороться за свою жизнь так, как умеет сама.

Фото: из личного архива
Фото из личного архива

«Начал расти живот, как у беременной»

Это было в апреле прошлого года. В родном Новополоцке девушка пришла на плановый осмотр к гинекологу: в яичнике обнаружили кисту. Сказали, что удалять ее будут позже — плановые операции на тот момент были приостановлены из-за коронавируса по всей стране.

Через две-три недели из-за острой боли пришлось вызывать скорую, вспоминает Лидия. Тогда ее определили в гинекологию: в больнице девушка провела неделю, ей помогли снять болевой синдром, выписали.

— Киста на тот момент была 8 см. Прошло еще около месяца, и я пришла в больницу на УЗИ, на этот раз с температурой и острой болью. Врач сказала, что киста увеличилась до 11 см. Но удалить ее планово по-прежнему не было возможности — только экстренно. Как я понимаю, оперируют кисту экстренно в случаях, когда с ней что-то происходит: есть кровотечение, она лопается и т.д.

Был еще один вызов скорой из-за острой боли. Лида обращалась на консультацию в областной онкологический диспансер. Ходила на платное УЗИ в несколько клиник. Везде говорили: коронавирус, пандемия, придется ждать.

Фото: из личного архива
Фото из личного архива

— При этом я сдавала онкомаркеры — с ними все было в норме. Возможно, это тоже повлияло на то, что все затягивалось. С мая начал расти живот, как у беременной. Я почти не вставала с кровати, боялась лишний раз повернуться, чтобы киста не лопнула. К июню она была уже 15 см.

Лида не скрывает: очень жалеет о том, что не повела себя решительнее, не настояла тогда на операции.

— Я просто не знала, что делать… Врачи говорили, что киста у девушек бывает часто. Родители готовы были искать, одалживать деньги на платную операцию, но из-за пандемии даже такого варианта мы не нашли. Звонила и в медцентр при Управлении делами президента: предложили только консультацию, операции на тот момент и там не делали. 30 июня с сильной болью сама поехала в полоцкий онкодиспансер. Отсидела очередь, меня определили в центральную городскую больницу, где и прооперировали. Удалили яичник и трубу. Выдохнула, что оставили второй яичник.

«У тебя были прекрасные волосы — и вот голова голая, как коленка»

После операции Лида восстановилась за две недели. А потом пришел результат гистологии: удаленное образование оказалось злокачественным. Девушку отправили на консультацию в РНПЦ онкологии и радиологии им. Александрова.

— Снова-таки из-за ковида записали только на август. Диагноз — незрелая тератома яичника, болезнь прогрессирует, и у меня появились новые образования. Я не врач, но мне объяснили, что из-за размера кисты во время операции опухоль якобы «раскидалась» по брюшине.

1 сентября у Лиды была еще одна операция, удалили несколько опухолей — за маткой, с подвздошной области. Назначили химиотерапию.

— Как бы то ни было, 16 декабря в Боровлянах мне сказали про метастазы в брюшине. Назначили второй курс химии. Конечно, я все воспринимаю эмоционально, но знаете, за все эти месяцы никто мне не сказал, что у меня есть хоть один шанс… Врачи будто видели не меня, а только карточку. Уже потом, на лечении в Москве, мне говорили, что в Беларуси хорошие онкологи, система здравоохранения. Я не спорю, но мне не повезло со всем с самого начала. Мне часто говорили, что надо доверять врачам. Я доверяла, а во мне росла киста.

Из-за химиотерапии Лида сделала себе короткую стрижку, а потом — побрилась налысо.

— У тебя были прекрасные волосы — и вот голова голая, как коленка. Не верю, что кто-то мог подумать, что это прикольно. Я спала в шапке, потому что было холодно. И совершенно не чувствовала себя девушкой, казалось, что вместе с волосами ушла моя женственность.

Фото: из личного архива
Так Лида менялась во время болезни
Фото: из личного архива

Ко второй линии химиотерапии Лида не приступила. Препарат пришлось искать по знакомым за границей.

—  Стоил 675 евро — это на два курса, а всего их четыре. В тот момент я окончательно поняла, что моя жизнь волнует только меня. И решила, что стоит попробовать варианты лечения за пределами Беларуси.

«Жалею, что не села на порог в больнице, как в фильмах»

И опять-таки, из-за пандемии, локдаунов и других коронавирусных ограничений оказалось, что с лечением за границей все непросто. Лида не нашла для себя варианта попасть ни в Германию, ни во Францию. Только в Россию.

— В Москве записалась на платную онлайн-консультацию. Было боязно: вдруг мошенники? Консультация недешевая — больше 200 евро. Но выхода я не видела, ведь в Беларуси меня и за деньги могли отправить только домой. 29 декабря я оказалась в клинике. ПЭТ/КТ, МРТ головного мозга — обследования стоили действительно больших денег, больше 10 тысяч евро. Мне помогли их собирать добрые люди.

Деньги на лечение Лиды искали экстренно, но за неделю успели собрать больше 7 тысяч евро. Помогали фитнес-тренеры и другие новополоцкие предприниматели, родственники, коллеги, одногруппники…

— В Москве 18 января мне сделали еще одну операцию. Что будет дальше, пока неизвестно. Не хочу, если честно, сглазить, продолжаю верить в лучшее.

Если бы не пандемия, могло бы в Лидиной судьбе все быть по-другому? Хватило бы одной операции, если бы ее сделали, пока киста была меньше? Ответа на этот вопрос уже никто не даст, да и делу он не помог бы.

— От меня никто не скрывал наличие кисты. Но вышло так, что за время ожидания во мне выросло 15 см дряни. Все равно жалею, что не села тогда на порог больницы, как в фильмах, и не сказала: пока не прооперируют — никуда не уйду. После диагноза часто слышала: мол, а раньше вы не знали, что нужно было делать вот так и вот так? Да, раньше я многого не знала. И никому не пожелаю такое узнать.

«К сожалению, безумно не повезло, что совпал целый ряд факторов»

Отсрочка лечения рака из-за пандемии оказалась проблемой во всем мире. К такому выводу пришли ученые из Канады и Великобритании. В опубликованной в BMJ работе они изучили исследования о связи смертности при раке с задержкой лечения, которые были опубликованы с 2000 по 2020 годы. «Даже четырехнедельная отсрочка лечения рака связана с повышенной смертностью по показаниям хирургического, системного лечения и лучевой терапии для семи видов рака (злокачественные опухоли мочевого пузыря, молочной железы, толстой кишки, легких, шейки матки, головы и шеи)», — указали авторы.

Прокомментировать случай Лиды TUT.BY попросил белорусского врача-онколога, который попросил остаться анонимным по этическим соображениям.

— Почти за 10 лет работы в онкогинекологии незрелую тератому яичников встречал, наверное, не больше 5 раз. Это очень редкая опухоль, встречается менее чем в 1−5% от всех случаев тератом. Эффективного скрининга рака яичников на сегодня тоже не существует в мировой практике: можно прийти на прием к врачу в январе — все будет нормально, а через полгода ситуация может измениться (но это не отменяет того факта, что женщинам необходимо ходить на регулярные осмотры к гинекологу и в случаях проявления симптомов незамедлительно обращаться за медпомощью). Спрогнозировать скорость развития онкологического процесса невозможно: это зависит от очень большого ряда факторов.

Что касается кист: не все кисты оперируют, бывают так называемые функциональные кисты — это доброкачественный неопухолевый процесс в яичниках, представляющий собой образование с жидкостным содержимым, возникающее в структуре яичника и увеличивающее его объем в несколько раз. Функциональные кисты образуются из естественных структур яичника, их возможно наблюдать определенный срок и лечить консервативно. Однако размер кист более 4−5 см и их быстрый рост должны всегда настораживать. Существует классификация IOTA — международная группа анализа опухолей яичников, и специальная классификация Simple Rules — это простые правила, позволяющие оценивать УЗ-картину опухолей яичников (и только в 75% случаев можно определить вероятный характер образования и исключить повторное экспертное исследование, но это при условии, что УЗИ делает опытный специалист). Наши специалисты, которые делают УЗИ малого таза без использования классификации IOTA, как правило, имеют наметанный глаз и различают опасные признаки (разрастания по капсуле, содержимое в кисте, кровоток и т.д.). Но по УЗИ действительно невозможно отличить доброкачественную тератому от злокачественной, тем более если онкомаркеры в норме. Онкологический диагноз выставляется только после морфологического заключения, на дооперационном этапе выявить онкопроцесс бывает довольно затруднительно. Девушке, к сожалению, безумно не повезло, что совпал целый ряд факторов.

Возможно, коронавирус в плане назначения плановой операции тоже сыграл свою роль. С началом пандемии рекомендации по поводу лечения онкопациентов претерпели изменения. Пациенты с уже выявленными онкологическими заболеваниями получали необходимую помощь в полном объеме, а для категории пациентов с отдельными подозрениями на онкопроцесс (с учетом данных обследования, риска заболевания и индивидуального подхода), а также пациентов с диагностированными предраковыми состояниями специальное лечение согласно международным стандартам рекомендовалось переносить до момента улучшения эпидемиологической ситуации.


Лида продолжает лечение в Москве, однако пока не знает, каким будет его новый этап и какая сумма для этого потребуется. Сбор на ее лечение открыт. За всей информацией о помощи Лиде можно следить в ее Instagram.

{banner_819}{banner_825}
-35%
-50%
-50%
-10%
-20%
-5%
-70%
-40%
-37%
-50%
-15%
0072142