• Запись к врачуновый
  • ЗОЖ
  • Правильное питание
  • Врачи
  • Болезни
  • Тренировки
  • Красота
  • Медицинские новости
  • Психология
  • Беременность и роды
  • Лекарства
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
реклама
  1. «Хватали всех подряд». Появилось полное видео действий силовиков 11 августа в магазине на Притыцкого
  2. Нацбанк ввел изменения для желающих открыть счета за границей, купить недвижимость или ценные бумаги
  3. Журналистика не преступление. Как Катерина Борисевич готовила статью о «ноль промилле», за которую ее судят
  4. «Самая большая покупка — 120 рублей». История Маргариты, которая работает продавцом в деревне
  5. «Произойдет скачок доллара — часть продуктов может исчезнуть». Вопросы про ограничения в торговле
  6. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  7. Поставщики сообщили о сложностях у еще одной торговой сети
  8. Беларусь оказалась между Тунисом и Кувейтом по готовности к развитию передовых технологий
  9. Биатлонистка Блашко рассказала, как ей живется в Украине и что думает о ситуации в Беларуси
  10. Что сулит Беларуси арест украинской «трубы», которую в 2019 году купил Воробей?
  11. В Беларуси начинают делать особые тесты, чтобы проверить иммунитет после вакцины от COVID-19
  12. «Дешевле, чем в секонде». В модном месте Минска переоткрылся благотворительный магазин KaliLaska
  13. Проверка слуха: Виктора Бабарико отпустили под домашний арест? Адвокат не подтверждает
  14. Гинеколог и уролог называют типичные ошибки пациентов на приеме. Проверьте, не совершаете ли вы их
  15. Помните дом на Хоружей, где был магазин «Звездочка»? Там капремонт, вот как теперь выглядит фасад
  16. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  17. Голосование на сайте ВНС и обвинительный приговор Шутову. Что происходит в стране 25 февраля
  18. «Стояла такая тишина, что можно было услышать жужжанье мухи». Как Хрущев развенчал культ Сталина
  19. Экономист: Есть ощущение, что сменись Лукашенко даже на силовика, часть людей вернется в Беларусь
  20. «Политических на зоне уважают». Поговорили с освободившимся после 6,5-летнего срока политзаключенным
  21. В деревне под Гомелем люди нашли в мусорке собаку в мешке. Теперь псу ищут дом
  22. «Люди с дубинками начали бить машину, они были везде». Судят водителя, который уезжал от силовиков и сбил гаишника
  23. Глава бюро ВОЗ в Беларуси: «Возможно, в 2022 году мы сможем сказать, что с пандемией покончено»
  24. Лукашенко поручил госсекретарю Совбеза разработать план противостояния «змагарам и беглым»
  25. Погибшего Шутова признали виновным, Кордюкову дали 10 лет. По делу о выстреле в Бресте огласили приговор
  26. Верховный комиссар ООН: В Беларуси беспрецедентный по масштабу кризис в области прав человека
  27. Как сложилась судьба участников групп, известных в 1990-е и 2000-е? Оказалось, очень по-разному
  28. «Они только успели поставить машину на платформу». Минчанин отказался платить за эвакуацию, и вот чем это закончилось
  29. Адвокат Статкевича отказался дать подписку о неразглашении, теперь его могут лишить лицензии
  30. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен


/

«В экипировке работать сложнее: мало того что на лице остаются отпечатки от очков, так еще и постоянно жарко — вентиляции никакой», — описывает свои будни Роман Козлов, старший фельдшер бригады. С медиками скорой поговорили о том, как сейчас выглядят их работа и быт.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

«Вирусу подвержены все»

Евгения — фельдшер выездной бригады городской подстанции скорой помощи. Работает девушка всего два года, устроилась сразу после колледжа и своей работой довольна, даже несмотря на ситуацию с пандемией.

— Для меня не было секретом, куда я иду: у нас есть практика, и после первой уже ясно — твое это или нет.

На график работы, говорит Женя, коронавирус не особо повлиял. В апреле у нее уже было 10,5 смен, в марте — 9,5 — каждый месяц плюс-минус одинаковое количество.

— Наверное, то, что что-то меняется, почувствовала только в апреле. Но плавное «движение» началось еще в марте, после первого зарегистрированного случая, о котором все заговорили. Люди поначалу просто боялись и вызывали скорую с любыми хоть сколько-то похожими симптомами.

Первым Жениным выездом, связанным с коронавирусом, оказался контакт второго уровня.

— Было чувство страха и в то же время интереса: что это, как будет строиться общение? Но постепенно каждый визит стал восприниматься как рядовой случай. Я себя психологически настраиваю на то, что если у меня есть защита и я соблюдаю меры предосторожности, то не заболею. И отношусь к этому как к работе.

Со средствами защиты первое время были проблемы. Теперь, говорит Женя, у каждого сотрудника свой комплект (его надевают на визиты, не помеченные контактными или  диагнозом COVID-19), средства защиты многоразовые, их стерилизуют. Есть и противочумные костюмы, которые обязательно надевать на визиты к зараженным.

— На скорой в них работать проще, чем в стационаре. Там, как понимаю, в них находятся круглосуточно, и даже бытовые вопросы в них решать сложно: банально жарко или в туалет сходить нужно. В случае скорой это несколько часов. Это доставляет физический дискомфорт, потому что раньше мы с таким не сталкивались: маски давят на лицо, очки закрывают глаза. Неудобно, но что поделать — это же наша защита.

На подстанции, говорит фельдшер, организовать «чистые» и «грязные» зоны сложнее, чем в стационарах, но у них есть антисептики, коврики с дезинфекторами и масочный режим. Еще одно из нововведений из-за коронавируса — постоянные дезинфекции машин.

Женя поясняет, что в визитах, которые отдает на станцию диспетчер, часто помечено, что у человека подтвержден COVID-19 или контактность первого, второго уровней.

— Вне зависимости от этого, если состояние человека вызывает подозрение, везем его в больницу. Но надо понимать, что скорая не последняя инстанция: при нас же ни рентгена, ни КТ. На глазок тут не получится, люди нуждаются в дальнейшем исследовании для подтверждения или опровержения диагноза.

Фото: Reuters
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

На тяжелые случаи с коронавирусом девушка не выезжала. Чаще видела болезнь, которая проходит бессимптомно — как обычное ОРВИ.

— И какой-то четкой картины заболевания нет. В интернете пишут, что только сухой кашель, но он бывает и влажным. Люди жалуются на диспептические расстройства (пищеварения), на ухудшение обоняния. Кто-то тянет до последнего (всегда есть такие), а кто-то вызывает врача из-за каждого чиха. Бывает и такое, что человек пришел в поликлинику, ему поставили диагноз «пневмония», а потом выясняется, что у него коронавирус.

Что касается возраста, то коронавирусной инфекции, уверена фельдшер, подвержены все. Но больше ей встречались люди за 40. И многие из них не знают, где могли заразиться.

У самой Жени быт не изменился: живет в квартире с мужем. Но уже больше месяца не видится с родственниками.

— Они переживают, поддерживают. Кто-то даже говорит: «Уволься!». Но мне работа нравится, и на ней всегда есть риск заражения чем-либо. Мы сдаем мазки, если выясняется, что был незащищенный контакт. У меня брали два мазка — с ними все в порядке.

— А у коллег?

— У нас пока выявлен только один случай.

Из приятного, отмечает Женя, — отношение людей.

— Оно изменилось в лучшую сторону. Монахини нам приносят обеды — супы, блинчики, бутерброды, обычные люди от себя лично или своего небольшого ИП несут батончики, сладости. На Пасху было паломничество: несли куличи, кто-то даже яйца. Да и больше уважения, что ли, стало, осознания того, что это непростая физически и морально работа. Как долго это продлится — сложно сказать. То, что люди так ценят твою работу, в глубине души приятно.

«Приказывают сделать тест на коронавирус»

Роман Козлов работает на минской станции скорой медицинской помощи с 2016 года, здесь он старший фельдшер бригады. Около года назад медик устроился на подработку в больницу скорой медицинской помощи, чтобы попробовать свои силы в реанимации. Работает через сутки, стабильно есть два выходных в неделю.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

— До ситуации с пандемией тоже бывали жаркие дни. Но после того, как появились первые случаи COVID-19, работа, конечно, стала забирать больше сил. И в первую очередь это связано с защитой: сейчас в больнице постоянно нужно надевать комбинезон, респираторы, маски, бахилы. В экипировке работать сложнее: мало того что на лице остаются отпечатки от очков, так еще и постоянно жарко — вентиляции никакой. Плюс такое обмундирование — это время на скорой: перед каждым выездом его тратится больше, чем раньше.

О пришедшем в страну коронавирусе Рома узнал на работе: бригады его подстанции ездили забирать первых «контактных». Сам он в первый раз столкнулся с пациентом, у которого было подозрение на COVID-19, после посещения Литвы: его надо было перевезти из поликлиники в инфекционную больницу. Капсула для транспортировки, рассказывает медик, не тяжелая, но вот переносить ее с человеком внутри не так просто — особенно если в доме нет лифта. Хоть мужчин на скорых обычно меньше, стараются на транспортировку отправлять их.

Отношение людей к медикам на выездах, замечает Рома, стало гораздо лучше — они благодарят, поддерживают. Хотя из-за страха часто и требуют невозможного.

— Например, в грубой форме приказывают сделать им тест на коронавирус. Но сотрудники скорой этим не занимаются. Раньше конфликты могли быть из-за бахил: по правилам, мы не должны их надевать, но люди часто за квартиры переживают больше, чем за свое здоровье. Сейчас боятся и много чего спрашивают — о костюмах, лечении. Морально бывает сложно, потому что любое неправильно подобранное слово может посеять панику.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Недавно у Ромы-фельдшера начался отпуск на скорой, но он взял больше смен в БСМП — здесь тоже есть палаты с теми, у кого коронавирусная инфекция.

— В приемном отделении, куда привозят пациентов, есть изолятор, где находятся те, у кого подозрение на COVID-19. После осмотра и диагностики врач решает, как дальше поступать, так как больница полностью не закрыта под лечение пациентов с коронавирусом — иногда их перевозят в другие учреждения. Конечно, ужесточились защитные меры. В реанимации появилась «грязная» и «чистая» зоны, постоянно приходится все обрабатывать. Ну и после работы — пользоваться кремом, руки ужасно трескаются.

Работы, признается парень, хватает, поэтому в выходные он старается отсыпаться — ходить и так никуда не хочется. Живет в квартире вместе с сестрой. Она не медработник, поэтому оба начеку.

— Максимум выбираюсь в магазин — в маске и перчатках. А после — дезинфицирую руки, сбрызгиваю антисептиком штаны и обувь. Иммунитет пока не подводит. Хотя я понимаю, что каждая смена — риск. Но я знал, на что шел, когда выбирал профессию. Близкие очень переживают: и мама, и бабушка, даже папа, хоть и пытается не подавать вида. Звонят очень часто, спрашивают, как и что — это очень помогает.

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com

{banner_819}{banner_825}
-50%
-10%
-23%
-25%
-70%
-15%
-20%
-40%
-5%
-15%
-30%
0072162