177 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
реклама
  1. В программе белорусских каналов на следующую неделю нет «Евровидения». Попробовали разобраться, что это значит
  2. «Молодежи здесь заняться нечем». История о вынужденном переселении в деревню — по распределению
  3. Белорусы «без государства ни черта не сделают»? Собрали примеры, которые доказывают, что это не так
  4. Открыли TikTok-парк, в планах — расчетно-справочный центр. Как пробуют «оживить» торговый центр «Столица»
  5. Проект указа: садовые товарищества могут стать населенными пунктами. Но не сразу
  6. «Расходы превышают доходы, нужно еще 10−15 млн». Олексин может выкупить торговый центр «Валерьяново»
  7. Рост ВВП, долгов и заветные «по пятьсот». Кратко о том, как развивалась экономика в последние 10 лет
  8. Что сейчас происходит в Индии, которая шокирует мир смертностью от COVID-19? Рассказывают белоруски
  9. «50% клещей заражены». Врач — о клещевом боррелиозе и первой помощи при укусе
  10. «Шахтер» обыграл «Неман» и установил новый рекорд чемпионата. БАТЭ добыл волевую победу над «Рухом»
  11. Посмотрели цены на рынке «Валерьяново», куда приезжал Лукашенко, и сравнили с Комаровкой
  12. «С такой болезнью живут до 30 лет». История Кати и ее сына Вани с миопатией Дюшенна
  13. Ваш народ от рук отбился. Почему у власти уже сбоит система распознавания «свой-чужой». Мнение
  14. В обвинении по «делу студентов» прокуроры говорят о санкциях ЕС и США
  15. По центру Минска ранним утром гулял бобр. Рассказываем, что с ним приключилось
  16. Медики больше не будут прививать от ковида всех желающих в ТЦ «Экспобел»
  17. Суд по делу задержанной журналистки TUT.BY Любови Касперович не состоялся. Она остается на Окрестина
  18. «Одна из нас умерла от отека мозга». История девушки, которая с друзьями отравилась мухоморами
  19. Тысячи человек пришли на первый за 30 лет концерт «Кино» в Москве. Показываем, как это было
  20. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  21. Лукашенко говорил, что «несогласных» студентов нужно отчислить, а парней отправить в армию. Где эти ребята сейчас?
  22. Фура и микроавтобус столкнулись под Смоленском — пострадали 13 белорусов, один в крайне тяжелом состоянии
  23. Матч между хоккейными сборными Беларуси и Казахстана отменен
  24. В Гомеле из-за вылетевшего на тротуар авто погибла девочка. Поговорили с экспертами и ГАИ, как защитить пешеходов в таких ДТП
  25. Генпрокурор обвинил сопредельные государства в попытке внедрить в Беларусь «коричневую чуму»
  26. Какая боль в шее особенно опасна и что при этом делать нельзя
  27. Депрессия и 20 лишних кг почти похоронили ее карьеру. Фигуристка, которая была одной из лучших в мире
  28. Лукашенко подписал законы о недопущении реабилитации нацизма и противодействии экстремизму. Что изменится?
  29. ГПК: сбор за выезд за границу на машине надо будет оплачивать с 1 июня
  30. «Все средства будут использованы». Сколько денег белорусы уже собрали на восстановление костела в Будславе


«Час до вылета в аэропорту был самым тяжелым», — рассказывает Никита Старовойтов. Ему 27. Пять лет он проработал физиотерапевтом: был тренером-массажистом в национальной женской команде по биатлону (работал с Домрачевой, Скардино), в юношеской сборной по хоккею, в национальной команде по тяжелой атлетике, занимался частной практикой. Но все это в прошлом: чтобы не получить «уголовку», молодой медик уехал из страны и начинает жизнь с нуля в Польше.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

«Тогда не били, а просто гладили»

«Знакомство» Никиты с правоохранительными органами состоялось еще во времена предвыборной кампании.

— 18 июня задержали Бабарико, а 19-го был пикет. Я проезжал мимо на велосипеде, видел цепь солидарности, конечно, понимал, что происходит. Заметил потасовку: женщины отбивали парня у мужчин в штатском. Подъехал ближе. Парень был бледный. Как медик попросил его отпустить. От парня отошли, но ненадолго: потом подъехал бус, и нас двоих туда закинули. Немножко били, но в сравнении с теми побоями, которые я видел позже, — тогда не били, а просто гладили.

В камере медик пробыл недолго — ему дали штраф в размере 30 базовых.

9−11 августа Никита вышел в город как медбрат. Подготовил даже повязку с красным крестом, но она так и не понадобилась.

— Ходили слухи, что волонтеров в белых халатах намеренно избивали и задерживали, поэтому мы себя не выделяли. За несколько дней дежурств с аптечкой оказали помощь нескольким людям. Самое страшное, что я увидел, — парень с разорванной из-за светошумовой гранаты рукой. Это было недалеко от Пушкинской, в тот день, когда погиб Александр Тарайковский.

Тейпирование. Фото: из личного архива
Тейпирование. Фото: из личного архива

После того как задержанные стали выходить с Окрестина, Никита вместе с другими медиками делал тейпирование порядка 70 пострадавшим (метод альтернативной медицины, наложение на кожу эластичных цветных лент или обматывание ими. — Прим. TUT.BY).

— После несколько человек приходили ко мне на восстановительный массаж. Знаете, что удивляло? То, что через пару дней шок у людей проходил и они находили в себе силы смеяться: например, парень с синяком, похожим на цифру три, шутил про 3%.

«Им не понравилось, что на видео я был в балаклаве»

В сентябре и октябре Никита участвовал в воскресных маршах. 26 октября вместе со своей девушкой оказался недалеко от места, где проходила колонна протестующих пенсионеров. Это была последняя акция, которую Никита смог увидеть в Беларуси.

— Некоторые участники марша переходили дорогу не по подземному переходу, а по проезжей части. Я и еще несколько человек стали перед машинами, чтобы поток остановился. Позже выяснилось, что в этот момент нас сняли. Колонна пошла дальше, мы зашли в кафе и отправились по своим делам. Через несколько часов на одной из улиц возле парка Горького подъехал бус, начали выбегать люди… Я сразу подумал, что это какой-то рандом, но побежал, понимая, что уже есть одна «отсидка». Наверное, убежал бы, но на Первомайской, недалеко от здания СК, дорогу мне заблокировал какой-то молодой человек: я потерял координацию, ударился. Ко мне подбежали, ударили, уложили на землю и прыснули баллончиком в лицо.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

Никиту и его девушку доставили в Центральное РУВД. Там им рассказали, что они задержаны из-за блокировки дороги, потребовали пароли от телефонов.

— Девушке угрожали перочинным ножиком отрезать палец, если она его не скажет. В моем телефоне увидели, что помогал с лечением синяков — про это расспрашивали. Наткнулись на видео, которое скинул знакомый: как я недалеко от Центрального РУВД говорил: «Не бежим, стоим». Им не понравилось, что на видео я был в балаклаве, прозвали террористом, хотя все дело в том, что я на свою пышную бороду попросту не могу надеть медицинскую маску.

Позже Никиту вызвали еще на один допрос. Там понял, что его допрашивают по событиям не 26 октября, а предыдущего воскресного марша.

— Увидели, что я в чат-бот телеграм-канала, который нельзя называть, сбросил видео с марша: просто идущая толпа. Спрашивали, сколько мне заплатили. Следователь был уверен, что такими видео не делятся бесплатно.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

Девушку из РУВД отпустили. Никиту доставили в Жодино, а через день перевели в тюрьму по месту прописки — в Червень. Там медик отсидел сутки и получил штраф в 10 базовых.

Зачем понадобилось бежать из страны?

Через несколько дней Никита с девушкой пришли в РУВД забрать свои телефоны. На улице они встретили следователя, который сообщил, что их дело передали в СК.

— Мы его увидели на личном авто. Показалось, что он этого испугался. Сказал не волноваться: мол, телефоны отдадут, если в них ничего не найдут. Но тут не надо сомневаться: если понадобится, что-то да найдут. Быстро собрали вещи, за сутки купили билеты на автобус. Но в ночь перед отъездом закрывается граница — рейс отменяют. Мы покупаем билеты на самолет. Когда в аэропорту прошли транспортный контроль, я позвонил маме — по месту регистрации уже шел обыск.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

Никита говорит, что суть дела к этому моменту уже изменилась:

— Якобы я по месту жительства на трассе раскидывал шипы, подвергал опасности других людей. У матери дома искали сварочный аппарат…

Долго думать о том, куда переезжать из Беларуси, у пары не было времени. Точкой назначения выбрали Польшу: туда могли в тот момент улететь. Пара сейчас живет на сбережения. Но уже думает о работе: Никита хочет устроиться по специальности, для этого решает юридические вопросы.

— Жаль, что вряд ли смогу работать в спорте, с национальными сборными: это часто связано с путешествиями за границу, а, например, в Россию мне явно при нынешней ситуации въезд будет закрыт.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

Справляться помогают неравнодушные белорусы: риелтор-белоруска бесплатно подыскала подходящее жилье, белорусский центр солидарности содействует с оформлением нужных документов, белорусы в соцсетях помогли с рекламой Никиты как физиотерапевта.

— Местные бизнесмены, тоже выходцы из Беларуси, предложили место для кабинета, в котором я мог бы принимать на массаж. А какой поддержки я дождался от своего бывшего места работы? Из национальной команды по тяжелой атлетике меня попросили подписать заявление по соглашению сторон. Хотя я нуждался в помощи, когда все это началось… Понял одно: по-прежнему есть люди, которым на все плевать, они готовы закрывать глаза на происходящее ради собственной зарплаты.

{banner_819}{banner_825}
-12%
-5%
-10%
-10%
-21%
-5%
-46%
-20%
-10%