• Запись к врачуновый
  • ЗОЖ
  • Правильное питание
  • Врачи
  • Болезни
  • Тренировки
  • Красота
  • Медицинские новости
  • Психология
  • Беременность и роды
  • Лекарства
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
реклама


/

Минчанка Галина Старевич и гомельчанка Екатерина Мурашко познакомились в национальной команде по спортивной акробатике: обе поднимались на пьедестал чемпионатов Европы и мира. Окончив спортивную карьеру, встретились в Цирке дю Солей, где плечом к плечу выступали почти десять лет. TUT.BY рассказывает историю артисток, которые объездили десятки стран (были и слезы восторга зрителей, и рискованные падения), но не знают, смогут ли вернуться в цирк: из-за пандемии всемирно известное шоу оказалось на грани банкротства.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

«Быть верхним в акробатике тяжело: в 21 год я весила 32 кг»

Обе попали в акробатику почти случайно. Катины родители отдавали дочь на гимнастику — но записали пятилетнюю малышку на акробатику: набор был в одной школе, и в различия между двумя видами спорта (один олимпийский, второй нет) вникать не стали. Галина занималась гимнастикой для оздоровления, но тренер забеременела — и посоветовала талантливую девочку педагогу по акробатике.

— Мне было девять лет: поздновато для старта в новом спорте. Но относительно других детей я оказалась бесстрашной, быстро набирала силу, а из-за низкого роста все равно выглядела младше всех.

Дети крутили колеса, делали рондаты — тренеры присматривались и отбирали самых перспективных. Чем серьезнее становился спорт, тем сложнее давался.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива. Галина и ее партнерши повторили детское фото спустя много лет

— Сильнее всего мне хотелось бросить в десять лет, когда у меня еще оставались друзья во дворе, — вспоминает Катя. — Они играли, ходили на «щедрики», а у меня свободных пяти минут не было. Уходила к восьми утра, возвращалась в девять вечера, садилась за уроки. Но постепенно друзей за пределами акробатики у меня не осталось: спортивная школа стала вторым домом.

Галина к тому же прошла через перерыв в спорте: девочке с врожденным пороком сердца сделали операцию. Неудачно. Восстановление заняло больше полугода, выступать разрешили под контролем кардиолога.

— За это время я выросла на 10 см и набрала несколько кг — для акробатики это колоссальные изменения.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

Но тяжелый труд окупался победами на чемпионатах Европы и мира. Галина выступала в составе женской тройки, Екатерина — в двойке. В нацкоманде девочки и познакомились: не дружили, но общались.

— Мое самое яркое спортивное воспоминание — первый чемпионат мира: Португалия, 2006 год, — улыбается Екатерина. — Все случилось будто во сне. Мы мечтали и верили, но победы никто не ожидал: до этого на ЧМ по акробатике первое место белорусы не занимали.

Тренировки сменялись соревнованиями, а где-то на фоне закончилась школа и начался университет. Галина старше Екатерины, поэтому решение о финале спортивной карьеры приняла раньше.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

— Как многим верхним, мне давно хотелось уйти. Приходилось быть очень худой: а чем меньше вес, тем реже месячные — в моем случае их вообще не было. Что говорить? В 21 год при росте 149 см я весила 32 кг, — вспоминает акробатка. — Денег было мало: хотя нам платили президентскую стипендию, ее хватало на то, чтобы сшить один купальник. Знаю, что потом в акробатике стали платить больше — действительно большие деньги, на них можно жить. Но в мое время у старших одалживали спортивные костюмы, чтобы представить страну на параде международных соревнований.

В 2008 году многое совпало. Партнерша в тройке забеременела, Галине предложили сделать еще одну операцию. Тогда новости облетела история смерти 19-летнего российского хоккеиста Алексея Черепанова: во время игры у него остановилось сердце. Диагноз похож на тот, что у Галины. Многих спортсменов с пороком сердца перестали допускать к соревнованиям.

— Какие у меня были перспективы? Идти по улице и умереть? Я согласилась на хирургическое вмешательство: прошло хорошо и, по сути, я стала здорова. До сих пор благодарна Федерации, которая помогла мне сделать операцию быстро и абсолютно бесплатно.

«Когда я первый раз позвонила по Skype из Бразилии, бабушка плакала»

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

Со дня операции миновало восемь месяцев, когда Галине позвонили из Цирка дю Солей: «Готовы взять вас на работу, если согласны, приезжайте в Москву за визой». Представители всемирно известного шоу внимательно следят за соревнованиями по акробатике, чтобы выбрать лучших артистов, но переманивать их до окончания карьеры не имеют права.

О цирке белоруска никогда не мечтала — напротив, надеялась, что наконец-то у нее начнется «нормальная жизнь»: университет, встречи с друзьями, дискотеки — и, например, возможность не пропускать свадьбу брата из-за подготовки к соревнованиям. Но тренеры объяснили: второго такого шанса могут и не дать.

— Если цирку надо, все делается быстро. Я прилетела в Москву, а мне уже купили билет в Монреаль. «Подождите, я не могу так! Нужна хотя бы неделя!» Не успела взять академ в университете или перевестись на заочку — зато успела купить маме ноутбук и научить ее писать мне на электронную почту: сначала были истерики, но потом она уже присылала мне письма с цветочками, — улыбается Галина.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

— Родные купили камеру, и мы стали общаться по скайпу: бабушка плакала, когда первый раз увидела меня в Бразилии. У них отлегло от сердца: увидели, что у меня все хорошо и совсем другая жизнь. Это в спорте мы ютились по пять человек в комнатушке, а теперь у меня был свой номер в отеле и престижная работа.

Закончив соревноваться, Галина набрала 7 кг и переживала, что для цирка придется худеть — но оказалось, что в номере десять нижних ребят ростом 190 см и весом под 100 кг: для них она была легкой и маленькой. За место под солнцем пришлось побороться: учить новенькую никто особенно не хотел — но акробатка просила репетировать снова и снова и за несколько месяцев делала практически все элементы нового шоу.

Когда для нового представления Zarkana в номер понадобилась акробатка, Галина вспомнила про Катю. И ее взяли, несмотря на то что была на 5 см выше и 5 кг больше требуемых параметров — талант оказался важнее.

«На сцене я ударилась головой и потеряла сознание»

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

— Когда я начала выступать в цирке, казалось, что попала в сказку, — улыбается Екатерина. — Но постепенно это чувство притупляется: ты, как любой человек с мозгами, осознаешь, что выполняешь серьезные трюки, которые могут оказаться опасными для жизни.

Сложный акробатический номер, в котором уже много лет участвуют белоруски, называется «банкин». Он считается легендарным: выиграл «Золотого клоуна» на Международном цирковом фестивале в Монте-Карло. Галина подсчитала, что за цирковую карьеру у нее было 3,6 тысячи выступлений, 2 тысячи из них — это «банкин». В групповом номере, чем реже меняются люди, тем безопаснее и красивее он становится.

— Но сколько ни повторяй, не бывает так, что не страшно, — говорит Екатерина. — Мысли в духе «я же профессионал, все умею» слишком часто заканчиваются травмами.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

Самый сложный в программе — последний трюк, которым оканчивается шоу: колонна из четверых человек.

— Три мальчика стоят на плечах друг у друга, я делаю сальто назад и залетаю им на плечи, четвертой, — описывает Галина. — Сложно балансировать, да и сальто (особенно когда тебя в него толкают) не сделаешь одинаково, как компьютер: всегда чуть-чуть ближе или дальше получается. Миллиметр не в ту сторону — и колонне из трех человек на плечах друг у друга нужно меня вылавливать. Падать «с четвертого этажа» совсем не весело.

Травмы в шоу такого уровня, как Цирк дю Солей, случаются редко — но совсем без них не обойдешься. Если артист падает, но чувствует, что все хорошо, то дает знак: можно продолжать шоу. Если нет, скрещивает перед собой руки — стоп.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

— Я как-то «сошла» на пол вместо того, чтобы приземлиться на плечи ребят, — вспоминает Галина. — Ощутила сильную боль, но на сцене ведь бурлит адреналин, так что кивнула головой: «Нормально, повторяем!». Дотанцевали, ушли со сцены. Потом оказалось, это был перелом.

Когда травмировалась Катя, номер останавливали: пирамида развалилась, упали все — и средние, и верхние.

— Я ударилась головой и отключилась. Слава богу, обошлось: легкое сотрясение и отдых на две недели.

Девушки говорят: 99% процентов травм случается, когда в номере приходится кого-то заменять. Поэтому артисты стараются ни за что не пропускать представления.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

— Температура, диарея, усталость, нервы — не важно, есть два выступления в день. За столько лет работы в жизни каждого из нас случалось всякое: и семейные неурядицы, и болезни. Но надо улыбаться зрителю как в первый раз, даже если ты плакал до выступления. Только смерть близкого — тот случай, когда можно сказать: «Я купил билет домой и сегодня улетаю».

«Каждую неделю мы переезжали в новый город»

Сначала белоруски путешествовали с шоу Zarkana. Потом 3,5 года прожили в Лас-Вегасе: представление перевели на стационар. С 2016 года выступали в тур-шоу Amaluna. Галина как-то подсчитала: побывала уже в 43 странах.

— В туре каждый месяц, а иногда и каждую неделю мы переезжали в новый город. Путешествовать можно не только по работе, но и в отпуске: когда оказывается, что после шоу в Южной Америке за 200 долларов можно оказаться в Доминикане, думаешь: «Боже, да у меня же лучшая работа в мире!»

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

Топ городов у белорусок возглавляет один — Рио-де-Жанейро, где шоу останавливалось на месяц. Жили в олимпийской деревне, до океана ездит шатл: встретили Новый год на белоснежном пляже.

— Минус частых путешествий в том, что легко запутаться: бывает, описываем какой-то случай — но не помнишь, где это было. Да, вся Америка сливается в один город, и в европейских столицах ты уже не бежишь любоваться на костел или правительственное здание — ты их не различаешь. Но зато стараешься найти классное кафе, посидеть на солнце и насладиться тем, что проводишь этот день в новом месте.

— Быть в туре здорово. Кто бы не хотел путешествовать и еще получать за это деньги?.. — улыбается Екатерина. — Когда ты молодой и одинокий, это идеально, но если семья и дети — сложнее.

Екатерина замужем: с Владимиром Новиком познакомились в Гомеле еще до цирка, он профессионально занимался плаванием, входил в состав белорусской сборной. Поддерживали отношения на расстоянии, жили вместе в Лас-Вегасе (когда шоу было на стационаре), ездили в тур: муж занялся ремонтом и старался подрабатывать во время поездок.

— Я встречалась с парнем из цирка, но шоу закрыли, и мы разъехались по разным городам. Второй раз — похожая история. Так что с мужем у меня пока никак, — признается Галина. — Внутри шоу часто складываются пары из одиноких: все-таки в туре мы все время проводим вместе.

Артистка говорит, что, кроме возможности путешествовать, есть еще один момент, за который она обожает свою работу.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

— Это те минуты, когда закончил последний трюк и звучат финальные аккорды. Если ты отработал, дал в зал энергию, зритель это оценит. Люди аплодируют, а ты смотришь в лица первого ряда. Бывает, пожилые или люди с инвалидностью плачут — у меня тогда сердце разрывается: то ли от боли, то ли от радости. Видеть, насколько людей трогает то, что ты делаешь, — я ради этого живу, наверное. Не потому, что мне нравится чувствовать себя классной, нет. Просто если ты способен другому доставить столько радости, значит, наверное, все делаешь правильно в своей жизни?..

«Цирк дю Солей уволил 95% сотрудников»

Шоу Amaluna в 2020 году закрывалось. Последние гастроли планировались в Гонконге — но отодвигались сначала из-за протестов, потом из-за коронавируса. Представление до весны задержалось в Сакраменто — а потом артистов огорошили новостью: цирк увольняет 95% сотрудников. Екатерина купила билеты в Лас-Вегас — звали работать в водное шоу «О». Но потом оказалось, что лететь смысла нет: из-за карантина все закрыто.

Неспокойное время девушки решили переждать дома.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

— Для цирковых артистов сейчас очень сложный период жизни: закрыта вся Европа и Америка, не устроишься на лайнеры. Все сидят и ждут, когда карантин закончится, — рассуждает Екатерина. — У Цирка дю Солей нет дохода, и как они смогут вернуться к жизни после пандемии, непонятно. Многие маленькие шоу точно не смогут открыться из-за банкротства.

— Понятно, что эта ситуация временная, но факт остается фактом: сейчас я безработная, — пожимает плечами Галина. — Если шоу откроется заново, логично, что в него позовут старых работников — но конкуренция будет настолько большой, что многим не хватит мест.

На самоизоляцию девушки стараются смотреть как на неожиданный отпуск — и взять от нее как можно больше. Обе записались на курсы: Екатерина — подучить английский, Галина — научиться шить.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

— Я уже много лет выступаю, — объясняет она. — И вправду хотелось перерыва: заняться собой, подумать, что я не вечно буду прыгать и скакать. Вкусить нормальной жизни, попробовать себя в чем-то новом. Но дома я все равно тренируюсь и поддерживаю форму: а вдруг еще поработаю в цирке?..

{banner_819}{banner_825}
-25%
-20%
-25%
-10%
-10%
-27%
-30%
-25%
-20%
0070970