• Запись к врачуновый
  • ЗОЖ
  • Правильное питание
  • Врачи
  • Болезни
  • Тренировки
  • Красота
  • Медицинские новости
  • Психология
  • Беременность и роды
  • Лекарства
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
реклама


В издательстве «Альпина Нон-фикшн» вышла книга «Против часовой стрелки. Что такое старение и как с ним бороться». Ее автор, биолог и научный журналист Полина Лосева, рассказывает о том, чем сегодня занимаются геронтологи. С разрешения издательства HEALTH.TUT.BY публикует фрагмент книги — о том, как ученые ищут секреты долгожителей и находят ли их вообще.

Фото: Reuters
Фото: Reuters. Фото носит иллюстративный характер

— Последняя волна интереса к долгожителям поднялась после исследования итальянца Клаудио Франчески в 2004 году: вместе с коллегами он обнаружил на Сардинии «горячую точку» долголетия — регион, в котором были сконцентрированы долгожители. Исследователи подсчитали, как распределена средняя продолжительность жизни по острову, и построили диаграмму, на которой она была обозначена градиентом синего цвета. И оказалось, что в восточной части острова, в провинции Нуоро, есть область, где до 105 лет доживает в три раза больше людей, чем в среднем на острове. Эту область назвали «голубой зоной».

Идеей «голубой зоны» вдохновился журналист National Geographic Дэн Бюттнер и отправился на поиски новых областей долголетия. Он нашел еще три места, которые позже официально признали удовлетворяющими всем критериям «голубой зоны»: японский остров Окинава, греческий остров Икария и полуостров Никойя в Коста-Рике.

Еще одну область долголетия позже отыскали в Калифорнии — это община церкви адвентистов седьмого дня. Ее сложно формально считать «голубой зоной», поскольку она географически не изолирована. Тем не менее ее часто включают в этот список. Своим существованием пятая зона, вероятно, обязана суровым ограничениям, которые церковь накладывает на жизнь своих прихожан: в общине запрещены курение и алкоголь и весьма приветствуется вегетарианство.

Фото: Reuters
Фото: Reuters. Фото носит иллюстративный характер

Еще в своей первой работе, посвященной «голубой зоне», Франчески с коллегами обратили внимание на то, что области аномального долголетия, как официально признанные, так и неподтвержденные (в России к ним относятся, например, Северный Кавказ и Алтай), обычно расположены в горах. Ученые предположили, что эти области изолированы от соседей, поэтому в них чаще заключаются близкородственные браки.

Из-за этого в горных популяциях могут скапливаться варианты генов, которые способствуют долгой жизни и защищают своих носителей от возрастных заболеваний.

Другие же исследователи «голубых зон» подошли к вопросу с другой стороны. Их интересовало, чем образ жизни обитателей этих мест отличается от остальных и можно ли из него вывести «рецепт» долголетия.

Дэн Бюттнер составил для своих читателей список правил долгой жизни, среди которых были:

  • естественное движение (не спорт, а обычная ходьба и физкультура),
  • осмысленность (цель в жизни),
  • дауншифтинг (избавление от повседневных стрессов),
  • ограничения в питании (80% калорий от нормы),
  • растительная диета,
  • религиозность,
  • любовь к близким, социальные связи (прочный и благотворно влияющий круг общения).
Фото: Reuters
Фото: Reuters. Фото носит иллюстративный характер

Мы оставим в стороне рассуждения о том, в какой степени возможно сочетать эти жизненные принципы. К тому же многие из этих факторов и их влияние на продолжительность жизни нам еще представится повод обсудить на страницах этой книги. Пока что давайте зададимся другим вопросом: возможно ли вообще на основе обитателей «голубых зон» или любых других долгожителей сформулировать универсальные правила долголетия?

Говоря о долгожителях, важно помнить, что это крайне неоднородная группа. И далеко не все они похожи на вечно молодых: среди них не больше 25% сохраняют умственные способности и психическое здоровье. Эти люди очень разные с биологической точки зрения: два случайно выбранных долгожителя отличаются друг от друга сильнее, чем два «обычных» человека.

Увидеть эти различия можно, измерив почти что угодно, например уровень гормонов щитовидной железы в крови.

Логично было бы ожидать, что с возрастом разброс значений будет снижаться, поскольку выживать будут самые крепкие люди, но он, напротив, увеличивается. Дело в том, что каждая дополнительная секунда жизни — это очередная поломка или починка внутри организма, новая болезнь или микроскопический клеточный конфликт, и у каждого человека их набор уникален. Даже генетически идентичные близнецы с возрастом начинают по составу крови все сильнее отличаться друг от друга.

Фото: Reuters
Фото: Reuters. Фото носит иллюстративный характер

Американский писатель Джон Мэйсон однажды сказал: «Зачем становиться копией, если вы рождены оригиналом?» — видимо, как наставление грядущим поколениям и призыв не копировать своих отцов. Датский геронтолог Суреш Раттан перефразировал это высказывание применительно к долгожителям и особенностям их организмов: «Мы все рождаемся копиями, а умираем уже оригиналами». И, судя по результатам измерений, чем дольше живем, тем оригинальнее становимся.

Но коль скоро все долгожители не похожи друг на друга, на кого из них ориентироваться? Рекордсменка Жанна Кальман, как говорят, всю жизнь курила, пока зрение позволяло ей поджигать сигарету. Еще она любила шоколад и не отказывала себе в вине. Значит ли это, что курение, шоколад и сигареты помогают прожить 122 года? А адвентисты седьмого дня из Калифорнии, напротив, не пьют и не курят. С кого брать пример?

В погоне за секретом долголетия не стоит забывать, что обитатели «голубых зон» большую часть своей жизни провели в условиях, весьма далеких от современных мегаполисов, где живет большинство желающих воспроизвести их результаты. Например, среди итальянских долгожителей, которых исследовал Франчески, 65% закончили лишь 8 классов школы (остальные — и того меньше), поскольку родились на границе XIX и XX веков. Соответственно, многие из них занимались низкоквалифицированным трудом — были домохозяйками, фермерами, рыбаками, крестьянами и разнорабочими. Лишь 25% служили управляющими или клерками. Они пережили две войны, провели большую часть жизни на ногах (в соответствии со своей профессией) и питались местными фермерскими продуктами, набор которых жестко зависел от времени года (поскольку холодильников у них не было).

Я более чем уверена, что никто из читающих эту книгу и даже ни один из посетителей интернет-сайтов с «рецептами долгой жизни» не планирует провести ее именно таким образом.

Фото: Reuters
Фото: Reuters. Фото носит иллюстративный характер

Сам же Франчески, который много общался с долгожителями, не смог найти почти никаких особенностей в их образе жизни. Расспросы о пищевых привычках этих людей ни к чему не привели, равно как и разговоры про их половую жизнь.

Ученый винит во всем ту же старость, а именно проблемы с памятью: долгожителям сложно воспроизвести события, которые произошли десятки лет назад. Тем не менее итальянский исследователь выделил несколько общих закономерностей.

Так, несмотря на то что долгожители питаются самой разной пищей, меню большинства из них ближе к вегетарианскому: они едят много овощей, яиц и сыра, но мало мяса. Впрочем, для сельских жителей в этом рационе нет ничего необычного. Кроме того, долгожители много времени проводят в движении: ходят пешком, ездят на велосипеде или занимаются работой по дому. Наконец, они очень консервативны — готовят еду одними и теми же способами, едят маленькими порциями, соблюдают жесткий режим дня и спят строго по часам. Поэтому, например, они не испытывают проблем со сном и не страдают бессонницей — распространенной среди жителей мегаполисов. Но на такой маленькой выборке очень сложно однозначно определить, является ли четкий режим дня особенностью именно долгожителей, или это общее правило, продиктованное жизнью на природе в традиционном сообществе.

Тем не менее исследования долгожителей продолжаются — если не для того, чтобы найти призрачные «секреты активного долголетия», то для того, чтобы разобраться, какие механизмы старения в их теле работают, а какие — молчат. Почти половина долгожителей доживает до 80 лет, еще не страдая ни одним возрастным заболеванием. А некоторым (15−30%) удается избежать их и в 100 лет. Таким образом, в их случае становится дольше не только сама жизнь (lifespan), но и здоровая ее часть (healthspan) — то есть их кривая выживаемости не только сглажена, но и сдвинута влево, поскольку их старение начинается позже. А значит, они могли бы стать хорошим примером для подражания — как только мы найдем в работе их организмов хоть что-то общее.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-10%
-10%
-20%
-15%
-30%
-10%
-10%
-20%
-10%
-30%
0068422