• Запись к врачуновый
  • ЗОЖ
  • Правильное питание
  • Врачи
  • Болезни
  • Тренировки
  • Красота
  • Медицинские новости
  • Психология
  • Беременность и роды
  • Лекарства
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
реклама


/

HEALTH.TUT.BY поговорил с медработниками, которые дежурили во время протестов: о типичных травмах, помощи волонтеров и боязни машин скорой. Все они согласились общаться, если не будут названы их имена. «Происходящее в стране касается и нас, но быть уволенными или уходить с работы в скорой сейчас никак нельзя. Мы должны оставаться и спасать людей», — объяснила одна из фельдшеров.

Фото носит иллюстративный характер

«Мы включали свет, чтобы люди видели: в машине только врачи»

Н. — одна из фельдшеров скорой помощи, которая в составе бригады интенсивной терапии дежурила в ночь с 11 на 12 августа в районе Серебрянки.

— Около 8 вечера мы проезжали Плеханова, Рокоссовского, народ уже собирался. Следующие два часа мы ездили на обычные визиты к людям. Часам к 10 началась потасовка, заблокировали дороги. Скорые, и мы в том числе, ездили по тротуару с мигалками, потому что иначе было невозможно. Часам к 11 визиты звучали уже как «избиение», «массовое избиение»… Мы помогали людям, старались забирать их у ОМОНа, как можем. Потому что избивают их жестко.

Среди травм, которые Н. тогда видела чаще всего, — переломы, ушибы, гематомы. Была закрытая черепно-мозговая травма. Свою помощь работникам скорой предлагали и волонтеры: среди них, рассказывает девушка, есть и врачи из больниц, и медики скорой — после смены на основной работе они добровольно идут оказывать первую помощь протестующим.

Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY
Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY. Фото носит иллюстративный характер

— Нам стучали в окна, предлагали бинты и перекись — у нас все есть, конечно. Но от волонтеров большая помощь, особенно когда что-то происходит в центре Минска и скорая свободно подъехать не может, как было в первые дни протестов. Волонтерам стоит иметь с собой самое основное: бинты, перекись, лейкопластыри, чтобы справляться с ранами — остальное лучше оставить скорой и больницам.

Н. переживает, что из-за боязни встретить в машине не медиков, а ОМОН, люди не станут звонить в скорую:

— В ночь с 11 на 12 августа были и обычные вызовы: у кого-то температура, у кого-то ребенок приболел. К слову, кто-то из людей даже извинялся, что отвлекает в такой момент. По пути мы попадали в пробки. Люди уступали, но сперва заглядывали в окна. Мы включали свет, чтобы было видно: в машине только врачи. Лично я машин скорой или похожих на них, где были бы не медики, на Серебрянке не видела. Очень хочется, чтобы, когда что-то такое происходит, люди вызывали скорую, заходили в машину и ничего не боялись. Потому что скорая — с народом.

«У вас и так достаточно работы — а тут еще и мы со своими болячками»

А. в скорой помощи работает далеко не первый год. За время протестов был на дежурстве дважды: 9 и 12 августа. Он перечисляет травмы, которые встречал за это время: закрытые черепно-мозговые травмы различной степени тяжести, ушибы, ссадины, ушибленные раны, осколочные раны…

— 9 августа вызовы сыпались с 22.00 до 5.30 утра, один за другим. Пару раз было такое, что человек сообщал адрес — и связь то ли обрывалась, то ли он сам бросал трубку. Приезжали, а на месте уже никого. 12 августа прошло спокойнее — но кроме протестующих нас вызывали сотрудники милиции для оказания помощи во Фрунзенском РУВД, на Окрестина. Были и обычные вызовы. Но вчера, например, дважды звонившие отмечали: мол, извините, у вас и так достаточно работы — а тут еще и мы со своими болячками. При этом их вызовы были обоснованными с медицинской точки зрения.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY. Фото носит иллюстративный характер

А. рассказывает, что большую помощь во время протестов оказывают волонтеры — он и сам состоит в нескольких группах помощи.

— Медики, которые в свободное время идут помогать, есть даже на нашей подстанции. Люди на свои средства покупают бинты, жгуты. Если вызывают скорую, дают подсказки, насколько серьезная ситуация, кому лучше ехать. Волонтерская помощь в первую очередь должна быть направлена на перевязку, остановку кровотечений — при осколочных ранах эффективны, например, гемостатические губки, при ушибах — гипотермический пакет. Иногда перекись предлагают и врачам, но у нас все это есть.

За вчерашнее дежурство А. ездил на вызовы не только к обычным людям, но и к сотрудникам правоохранительных органов.

— Подчеркну, что помощь мы оказываем всем, независимо от политических взглядов. Но смотреть на эту ситуацию очень тяжело. Какими же должны быть розовые очки, чтобы не видеть происходящего? Может, я чего-то не понимаю, но это не та ситуация, чтобы так поступать.

«В выходной пойду волонтерить»

Фельдшер выездной бригады А. дежурила ночью с 11 по 12 августа в районах Малиновки и Петровщины.

— С дорогой проблем не было: если нужно, ехали по встречной с сиреной — и нам уступали. Зато была проблема с поиском пациентов: указывали адрес ближайшего дома, а по факту некоторые пострадавшие были в самом парке Павлова. Там постоянно взрывали светошумовые гранаты, все сверкало, не всех удалось найти. Ребята спускались, конечно, и искали с обеих сторон проспекта, в кустах и не в кустах. Кого-то «подбирали» жильцы домов, вызвали скорую от себя. Открывали не все, но те, кто открыл — большие молодцы.

Фото предоставлено TUT.BY читателем
Фото предоставлено TUT.BY читателем. Фото носит иллюстративный характер

У А. много знакомых медиков-волонтеров: как правило, они идут в места оцепления, а не туда, где могут проехать сотрудники скорой. В выходной фельдшер планирует к ним присоединиться.

— Мы, как и все, вчера выглядывали из машин, сигналили и поднимали руки — и неважно, что были на рабочей машине. И столько одобрения видели со стороны! Люди в ответ и свистели, и хлопали.

{banner_819}{banner_825}
-33%
-10%
-21%
-50%
-5%
-25%
-15%
-25%
-60%
-10%
-52%
0071397