103 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
реклама
  1. Вот почему он стоит больше 100 тысяч евро. В Минск привезли первый Mercedes S-класса нового поколения
  2. Какой будет погода весной и стоит ли прятать теплые пуховики в марте
  3. Суды над журналистами, маникюр прокурора, морозы и снег. Февраль-2021 — в фотографиях TUT.BY
  4. «Пары начинались в 3 утра». Белорусы, которые учатся в Китае, не могут вернуться в вуз
  5. Прививать всех желающих от COVID-19 начнут в апреле. Вакцина будет от белорусского предприятия
  6. Приговор по делу о «ноль промилле»: полгода колонии журналистке TUT.BY и два года с отсрочкой врачу
  7. «Проверяли даже на близнецах». В метро запустили оплату проезда по лицу. Как это работает
  8. Был боссом Дудя, построил крутой бизнес в России, а сейчас помогает пострадавшим за позицию в Беларуси
  9. «Готовились к захвату зданий в Гомеле». СК — об экстрадиции Тихановской и деле в отношении ее доверенных лиц
  10. Латушко ответил жене Макея: Глубина лицемерия и неспособность видеть правду и ложь просто зашкаливает
  11. Горбачев: Я не раз говорил, что Союз можно было сохранить
  12. Минчанка из списка Forbes отсидела 20 суток и рассказала о «консервативном патриархате» в Жодино
  13. Получающих зарплату «в конвертах» планируют привлекать по «административке»
  14. Жуткое ДТП в Волковысском районе: погибли три человека, в том числе новорожденный ребенок
  15. «Единственным справедливым решением был бы оправдательный приговор». Заявление TUT.BY по делу «ноль промилле»
  16. Водители жаловались, что после поездки по М10 не могут отмыть машины. Вот что рассказали дорожники
  17. Лукашенко рассказал о подробностях переговоров с Путиным
  18. Минское «Динамо» проиграло СКА в первом матче Кубка Гагарина
  19. Беларусбанк вводит лимиты по некоторым операциям с банковскими карточками
  20. Что известно о «собственной ракете для „Полонеза“», которую создали в Беларуси
  21. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  22. Чиновники обновили базу тунеядцев. С мая с иждивенцев будут брать по полным тарифам за отопление и газ
  23. Ватные палочки, серные пробки. Врач — о том, из-за чего еще слух может стать хуже
  24. С 2 марта снова дорожает автомобильное топливо
  25. Суд по делу «ноль промилле», новые задержания, планы по экстрадиции Тихановской. Что происходило 2 марта
  26. В Витебске увольняют Владимира Мартова — реаниматолога, который первым в Беларуси честно говорил о ковиде
  27. «Шахтер» впервые стал обладателем Суперкубка Беларуси, победный пенальти забил вратарь
  28. «Радуюсь „мягкому“ приговору для невиновных людей». Известные белорусы — о приговоре врачу и журналисту
  29. Виктор Лукашенко получил звание генерал-майора запаса. Предыдущее его известное звание — капитан
  30. «Деревня умирает! Здесь живут 4 человека — и все». История Анатолия, который работает в автолавке


/

HEALTH.TUT.BY поговорил с медработниками, которые дежурили во время протестов: о типичных травмах, помощи волонтеров и боязни машин скорой. Все они согласились общаться, если не будут названы их имена. «Происходящее в стране касается и нас, но быть уволенными или уходить с работы в скорой сейчас никак нельзя. Мы должны оставаться и спасать людей», — объяснила одна из фельдшеров.

Фото носит иллюстративный характер

«Мы включали свет, чтобы люди видели: в машине только врачи»

Н. — одна из фельдшеров скорой помощи, которая в составе бригады интенсивной терапии дежурила в ночь с 11 на 12 августа в районе Серебрянки.

— Около 8 вечера мы проезжали Плеханова, Рокоссовского, народ уже собирался. Следующие два часа мы ездили на обычные визиты к людям. Часам к 10 началась потасовка, заблокировали дороги. Скорые, и мы в том числе, ездили по тротуару с мигалками, потому что иначе было невозможно. Часам к 11 визиты звучали уже как «избиение», «массовое избиение»… Мы помогали людям, старались забирать их у ОМОНа, как можем. Потому что избивают их жестко.

Среди травм, которые Н. тогда видела чаще всего, — переломы, ушибы, гематомы. Была закрытая черепно-мозговая травма. Свою помощь работникам скорой предлагали и волонтеры: среди них, рассказывает девушка, есть и врачи из больниц, и медики скорой — после смены на основной работе они добровольно идут оказывать первую помощь протестующим.

Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY
Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY. Фото носит иллюстративный характер

— Нам стучали в окна, предлагали бинты и перекись — у нас все есть, конечно. Но от волонтеров большая помощь, особенно когда что-то происходит в центре Минска и скорая свободно подъехать не может, как было в первые дни протестов. Волонтерам стоит иметь с собой самое основное: бинты, перекись, лейкопластыри, чтобы справляться с ранами — остальное лучше оставить скорой и больницам.

Н. переживает, что из-за боязни встретить в машине не медиков, а ОМОН, люди не станут звонить в скорую:

— В ночь с 11 на 12 августа были и обычные вызовы: у кого-то температура, у кого-то ребенок приболел. К слову, кто-то из людей даже извинялся, что отвлекает в такой момент. По пути мы попадали в пробки. Люди уступали, но сперва заглядывали в окна. Мы включали свет, чтобы было видно: в машине только врачи. Лично я машин скорой или похожих на них, где были бы не медики, на Серебрянке не видела. Очень хочется, чтобы, когда что-то такое происходит, люди вызывали скорую, заходили в машину и ничего не боялись. Потому что скорая — с народом.

«У вас и так достаточно работы — а тут еще и мы со своими болячками»

А. в скорой помощи работает далеко не первый год. За время протестов был на дежурстве дважды: 9 и 12 августа. Он перечисляет травмы, которые встречал за это время: закрытые черепно-мозговые травмы различной степени тяжести, ушибы, ссадины, ушибленные раны, осколочные раны…

— 9 августа вызовы сыпались с 22.00 до 5.30 утра, один за другим. Пару раз было такое, что человек сообщал адрес — и связь то ли обрывалась, то ли он сам бросал трубку. Приезжали, а на месте уже никого. 12 августа прошло спокойнее — но кроме протестующих нас вызывали сотрудники милиции для оказания помощи во Фрунзенском РУВД, на Окрестина. Были и обычные вызовы. Но вчера, например, дважды звонившие отмечали: мол, извините, у вас и так достаточно работы — а тут еще и мы со своими болячками. При этом их вызовы были обоснованными с медицинской точки зрения.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY. Фото носит иллюстративный характер

А. рассказывает, что большую помощь во время протестов оказывают волонтеры — он и сам состоит в нескольких группах помощи.

— Медики, которые в свободное время идут помогать, есть даже на нашей подстанции. Люди на свои средства покупают бинты, жгуты. Если вызывают скорую, дают подсказки, насколько серьезная ситуация, кому лучше ехать. Волонтерская помощь в первую очередь должна быть направлена на перевязку, остановку кровотечений — при осколочных ранах эффективны, например, гемостатические губки, при ушибах — гипотермический пакет. Иногда перекись предлагают и врачам, но у нас все это есть.

За вчерашнее дежурство А. ездил на вызовы не только к обычным людям, но и к сотрудникам правоохранительных органов.

— Подчеркну, что помощь мы оказываем всем, независимо от политических взглядов. Но смотреть на эту ситуацию очень тяжело. Какими же должны быть розовые очки, чтобы не видеть происходящего? Может, я чего-то не понимаю, но это не та ситуация, чтобы так поступать.

«В выходной пойду волонтерить»

Фельдшер выездной бригады А. дежурила ночью с 11 по 12 августа в районах Малиновки и Петровщины.

— С дорогой проблем не было: если нужно, ехали по встречной с сиреной — и нам уступали. Зато была проблема с поиском пациентов: указывали адрес ближайшего дома, а по факту некоторые пострадавшие были в самом парке Павлова. Там постоянно взрывали светошумовые гранаты, все сверкало, не всех удалось найти. Ребята спускались, конечно, и искали с обеих сторон проспекта, в кустах и не в кустах. Кого-то «подбирали» жильцы домов, вызвали скорую от себя. Открывали не все, но те, кто открыл — большие молодцы.

Фото предоставлено TUT.BY читателем
Фото предоставлено TUT.BY читателем. Фото носит иллюстративный характер

У А. много знакомых медиков-волонтеров: как правило, они идут в места оцепления, а не туда, где могут проехать сотрудники скорой. В выходной фельдшер планирует к ним присоединиться.

— Мы, как и все, вчера выглядывали из машин, сигналили и поднимали руки — и неважно, что были на рабочей машине. И столько одобрения видели со стороны! Люди в ответ и свистели, и хлопали.

{banner_819}{banner_825}
-25%
-30%
-10%
-15%
-15%
-10%
-50%
-40%
-18%