• Запись к врачуновый
  • ЗОЖ
  • Правильное питание
  • Врачи
  • Болезни
  • Тренировки
  • Красота
  • Медицинские новости
  • Психология
  • Беременность и роды
  • Лекарства
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
реклама
  1. На продукты рванули цены. Где сейчас выгоднее закупаться — на рынках, в гипермаркетах, дискаунтерах?
  2. Вот почему он стоит больше 100 тысяч евро. В Минск привезли первый Mercedes S-класса нового поколения
  3. «За полтора месяца мое душевное рвение ушло в минус». Минчанка продала квартиру и купила синагогу
  4. Светлана Тихановская прокомментировала видео СК по ее делу
  5. «Пары начинались в 3 утра». Белорусы, которые учатся в Китае, не могут вернуться в вуз
  6. Кризис и волны релокейта не помеха? Резидент ПВТ пошел развивать технологические проекты в регионах
  7. «Утром ломились в подъезд». Что известно о массовых задержаниях блогеров и админов телеграм-чатов в Минске
  8. Был боссом Дудя, построил крутой бизнес в России, а сейчас помогает пострадавшим за позицию в Беларуси
  9. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  10. Двухлетний ребенок полгода не видел папу. Посмотрите, как сын встречает политзаключенного
  11. Перенес жуткое сотрясение, но вернулся и выиграл два Кубка Стэнли. Хоккеист, которым восхищается весь мир
  12. «Предложили снять, я отказался». Житель «Пирса» повесил на балконе БЧБ-флаг, а его авто забрал эвакуатор
  13. «Шахтер» впервые стал обладателем Суперкубка Беларуси, победный пенальти забил вратарь
  14. Для водителя, который прокатил на капоте гаишника, запросили 11 лет колонии усиленного режима
  15. «В детстве комплексовала и боялась, что нет будущего». Глухой автоинструктор — о жизни и работе
  16. Как Беларусь зарабатывает на реэкспорте цветов в Россию
  17. Кирилл Рудый — о жизни после госслужбы и проектах с Китаем. «Cперва кажется, ничего нельзя, а оказывается — все можно»
  18. Жуткое ДТП в Волковысском районе: погибли три человека, в том числе новорожденный ребенок
  19. Беларусбанк начал выдавать потребительские кредиты. Какую сумму дадут при зарплате в 1000 рублей
  20. «Осторожно, тут могут быть бэчебэшники». Как в Купаловском прошел первый спектакль после президентских выборов
  21. Все магазины Bigzz и «Копилка» не работают. Компания ушла в ликвидацию
  22. Родители не пускали дочь на учебу из-за ковида — и ее отчислили. Колледж: все законно
  23. Лукашенко рассказал о подробностях переговоров с Путиным
  24. Суд за надпись «3%» и пять лет колонии за «изготовление ежей». Что происходило в Беларуси 3 марта
  25. «Деревня умирает! Здесь живут 4 человека — и все». История Анатолия, который работает в автолавке
  26. Приговор по делу о «ноль промилле»: полгода колонии журналистке TUT.BY и два года с отсрочкой врачу
  27. Какой будет погода весной и стоит ли прятать теплые пуховики в марте
  28. «Малышке был месяц, они ее очень ждали». Что известно о троих погибших в страшной аварии под Волковыском
  29. Протестировали, как работает оплата проезда в метро по лицу, и рассказываем, что из этого вышло
  30. В Витебске увольняют Владимира Мартова — реаниматолога, который первым в Беларуси честно говорил о ковиде


Дмитрий Кузнец,

Ученые, изучившие развитие эпидемии более чем в 100 странах мира, считают, что жесткий локдаун с запретом выходить из дома работает, причем быстрее всего — он позволяет достичь максимального эффекта за две недели. С другой стороны, эффект этот заметно ниже, чем от других решений. Какие меры самые действенные? «Медуза» изучила последние научные исследования, чтобы понять, можно ли остановить болезнь без жесткого карантина.

Фото: Алесь Пилецкий, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Алесь Пилецкий, TUT.BY

Что (теоретически) необходимо сделать, чтобы остановить распространение болезни?

Большинство ученых по-прежнему склоняются к тому, что странам, которые переживают вспышку эпидемии, нужно ограничивать возможные контакты людей с вирусом. Согласно эпидемиологическим моделям, скорость распространения эпидемии в каждый момент времени зависит от числа воспроизводства Rt. Упрощенно оно показывает, сколько в среднем человек заразит один инфицированный, пока не выздоровеет или не умрет. Если Rt выше единицы, число зараженных растет по экспоненте.

Чем выше значение Rt, тем выше темпы роста заражений. Учитывая, что число тяжелобольных в популяции зависит почти исключительно от ее возрастной структуры (чем старше заразившиеся, тем больше среди них «тяжелых»), экспоненциальный рост в больших группах населения быстро приводит к переполнению больниц и кризису системы здравоохранения. Именно это случилось весной во многих странах и регионах. И именно этого по-прежнему хотят избежать власти по всему миру.

То, насколько необходимо сократить контакты не переболевших людей с вирусом, также зависят от числа Rt — чем оно выше, тем большее требуется снижение. Весной Rt оценивался примерно в 2,5−2,6 (по данным, собранным в Китае, ставшем эпицентром эпидемии). Соответственно, считалось, что требуется снизить число контактов минимум на 60%.

Как работают ограничительные меры — и как быть с тем, что они разрушительны для экономики?

Поскольку заражение происходит в разных обстоятельствах и от разных «источников», Rt можно представить как сумму вероятностей заражения от больных с симптомами и без, от загрязненных поверхностей, от родственников, проживающих в одном доме, от коллег по работе и т. д. В марте (на основе данных о вероятности заражения, которые существовали на тот момент) была предложена система сокращения самых разных типов контактов: от соблюдения дистанции и мер гигиены, обязательного ношения масок, запрета массовых мероприятий и закрытия школ до запретов (частичных) на выход из дома, то есть локдаунов.

Очевидно, часть из этих ограничений наносила тяжелый урон экономике и обществу. Повторения никто не желает, поэтому власти по всему миру хотели бы иметь набор мер, которые подавят эпидемию, но не приведут к тяжелым экономическим, социальным и психологическим последствиям. Казалось бы, за месяцы, прошедшие с начала первой волны коронавируса, такой набор относительно безопасных для общества мер мог быть найден.

Действительно, понимание путей и особенностей передачи вируса улучшилось. Ученые считают, что одной из главных проблем в борьбе с эпидемией являются носители вируса, которые еще (или вообще) не имеют симптомов заболевания, но при этом являются заразными. Это затрудняет отслеживание контактов выявленных заболевших (оно работает лишь в странах, где заразившихся относительно мало, а врачей и тех, кто специально занимается отслеживанием, — много). Наличие большого числа бессимптомных, но заразных носителей также стало причиной введения обязательного масочного режима в общественных местах — для всех, а не только для выявленных заболевших.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Griffin Wooldridge / Unsplash
Фото: Griffin Wooldridge / Unsplash

Кроме того, появилось много работ, согласно которым существенную роль в ускорении передачи вируса играют так называемые суперспредеры. Они заражают не одного-двух, а 10 и более людей. Без их «вклада» Rt был бы намного ниже. Соответственно, основные меры должны быть направлены на ограничение массовых заражений.

Почему ученые до сих пор спорят об эффективности карантина?

Несмотря на все это знание, у ученых до сих пор нет четкого понимания, какой именно набор мер будет эффективен и достаточен для борьбы со второй волной эпидемии. Мало того, по-прежнему есть знаменитые ученые, которые считают, что жесткий карантин был не нужен вовсе, а повсеместное падение темпов заражения через несколько недель после начала вспышки было вызвано чем-то другим, а не принятыми ограничениями.

Особенно активной дискуссия о пользе карантина стала во время паузы между первой и второй волной: почти все ограничения уже давно были отменены, а роста заболеваемости в первые недели и даже месяцы так и не случилось. Приход второй волны (во многих странах Европы — в августе, в России — на месяц позже) потребовал ответа на более конкретный вопрос: как правильно вернуть ограничения, чтобы минимально навредить экономике.

Чем осенняя вспышка отличается от весенней?

После окончания первой волны эпидемиологи попытались измерить эффективность этих мер. Как было подсчитано авторами самой популярной системы локдаунов из британского Имперского колледжа Лондона, в среднем после их введения мобильность населения в разных странах снизилась на 60% и более. После этого, писали эпидемиологи, значение Rt падало ниже единицы и распространение вируса начинало снижаться.

Однако быстро выяснилось, что оценка эффективности с помощью данных о мобильности является слишком грубой. Так, например, Швеция и Швейцария, где мобильность снизилась далеко не так сильно, тоже уверенно одолели первую волну эпидемии.

Кроме того, измерения мобильности ничего не говорят о том, какие именно меры больше всего снизили скорость распространения вируса.

  • В разных странах мира ограничения вводили не по одному, а пакетами, которые были очень похожи. Из-за этого крайне трудно определить воздействие каждой конкретной меры. Еще сложнее оценить эффект их перекрестного влияния: одни ограничения могут ослаблять воздействие других — например, жесткий карантин снижает эффект от ношения масок, поскольку сам по себе исключает опасные контакты, от которых могла бы спасти маска.
  • При этом в каждой стране и у каждого ограничения были свои особенности: где-то штрафовали за выход из дома, где-то — нет; где-то люди носили маски, а где-то массово протестовали против этого. Теперь одинаковые, казалось бы, меры в разных странах сложно классифицировать и привести к общему знаменателю.
  • Эффект от ограничений, введенных властями, трудно отделить от других факторов: люди получают все больше информации о вирусе, и часть из них добровольно сокращают свои контакты.
  • Ограничения действуют не мгновенно и не одномоментно. Бывает трудно понять, когда начала влиять та или иная мера и когда это влияние стало максимальным.
Фото: Reuters
Фото: Reuters

Теперь ученые пытаются справиться с этой неопределенностью: подробно изучают малейшие отличия в пакетах ограничительных мер, принятых в десятках стран мира, и сравнивают их с изменением заболеваемости. Первые публикации о подобных исследованиях вызвали много методологических споров. Но в конце прошлой недели в авторитетном медицинском журнале The Lancet вышло самое крупное исследование, в котором учли большую часть претензий к предыдущим работам.

Статья стала итогом работы ученых из группы UNCOVER (Usher Network for COVid-19 Evidence Reviews), которые изучили подробности весенних карантинов в 131 стране мира. Они выяснили корреляцию отдельных ограничительных мер с динамикой заболеваемости, собранной по единой методике британским Центром по математическому моделированию инфекционных заболеваний. Работа проливает свет на то, какие наборы ограничений могут быть наиболее эффективными, как быстро они начинают действовать и насколько опасна их отмена.

Какие меры самые эффективные?

Локдаун, предполагающий частичный запрет на выход из дома, — не самая эффективная мера по борьбе с эпидемией коронавируса, но, вероятно, самая «быстрая».

  • Как выяснили ученые, ограничения начинают действовать не сразу: эффект от них набирает силу постепенно (недоучет этого фактора был, как считают критики, главным недостатком предыдущих попыток исследовать эффективность карантинов). Постепенное повышение эффекта, вероятно, связано с медленным изменением образа жизни людей в ответ на предписания властей и информацию об эпидемии, пишут авторы статьи. Эффект от локдауна достигает максимума через две недели, а, например, эффект от запрета массовых мероприятий — через 28 дней. Кроме локдауна нет ограничительных мер, которые показали бы максимальную эффективность быстрее, чем за 20 дней.
  • Все ограничения действуют хуже, если вводятся отдельно от остальных. Ограничения, которые вводят первыми, имеют большую эффективность.
  • Самые действенные меры — запрет массовых мероприятий и собраний с числом участников больше 10 человек (включая закрытие баров и клубов), а также закрытие школ.
  • Отмена массовых мероприятий (с числом участников более 100 человек) обеспечивают снижение Rt на 24% к 28-му дню после введения такого запрета (на 20%, если эта мера вводится не первой). Закрытие школ снижает скорость распространения вируса на 15%. Перевод сотрудников на удаленную работу и закрытие предприятий — на 13%. Это неудивительно, считают авторы исследования, ведь закрыть места, где одновременно могут встретиться много людей, — лучший способ борьбы с «суперспредерами».
  • Запрет выходить из дома снижает скорость распространения вируса лишь на 11%. Даже на 14-й день, когда эффект от локдауна уже достигает максимума, а запрет массовых собраний — еще нет, локдаун действует хуже. Вероятно, дело в том, что выход человека из дома в условиях эпидемии чаще всего никак не связан с его появлением в местах массового скопления людей (если речь не идет о поездке в общественном транспорте). При этом запрет поездок на транспорте показал почти полную неэффективность (как в работе UNCOVER, так и в других исследованиях).
  • Если в начале вспышки Rt ниже 2, то, скорее всего, можно собрать пакет мер, который не будет включать самые жесткие ограничения — те же предписания оставаться дома или закрытие целых отраслей экономики. Однако сделать это будет сложно, если вводить меры лишь частично. Кроме того, придется запастись терпением: нужно подождать 3−4 недели, пока ограничения выйдут на «проектную мощность», еще две — пока снижение темпов заболеваемости приведет к снижению нагрузки на больницы, а потом еще неделю — пока начнет снижаться смертность.
  • Снятие ограничений работает не так, как их введение. Эффект от отмены ограничений достигается еще медленнее (в среднем на неделю). При этом самыми опасными являются открытие школ и отмена запрета собираться группами более 10 человек (в том числе в барах и клубах). Одно только открытие школ приводит к росту Rt на 24% через 28 дней.
  • Таким образом, открытие школ в большей степени повышает темпы роста заболеваемости, чем закрытие школ их снижает. Вероятно, это связано с тем, что до закрытия школы не успели стать «рассадником» суперспредеров, от которых потом заразились другие группы населения (учителя, родители, дедушки и бабушки). А после снятия ограничений (и окончания каникул) именно школы, возможно, стали тем местом, где началась новая вспышка. Такой процесс был напрямую (то есть при исследовании конкретных случаев заражения) зафиксирован в Израиле в мае. Вероятно, «ареной» для появления суперспредеров становятся и бары с клубами.

Какие выводы из этой работы можно сделать?

Авторы исследования советуют использовать его при принятии решений о введении и ослаблении запретов. Но признают, что их работа по-прежнему имеет массу ограничений.

  • Не факт, что во время второй волны ограничения будут работать так же, как во время первой. Прежде всего, это зависит от поведения населения: люди могут исполнять предписания властей (или ограничивать себя добровольно) лучше, чем весной, — из-за большего понимания опасности вируса для себя и окружающих, а могут исполнять их хуже — из-за усталости от бесконечной эпидемии и связанных с нею неудобств.
  • Ограничения могут работать по-разному в разных странах и особенно в разных городах. Эффект зависит как от местных традиций, культуры и доверия властям, так и от структуры населения и плотности контактов (в малых населенных пунктах она ниже).
{banner_819}{banner_825}
-30%
-40%
-18%
-20%
-10%
-30%
-12%
-30%
-15%
-40%
0071626