• Запись к врачуновый
  • ЗОЖ
  • Правильное питание
  • Врачи
  • Болезни
  • Тренировки
  • Красота
  • Медицинские новости
  • Психология
  • Беременность и роды
  • Лекарства
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/

реклама

«Боюсь остаться без работы», «боюсь не согласиться с руководством», «боюсь, что лишат премии» — многие ловят себя на таких мыслях (пусть даже не всегда в этом признаются) и под их давлением соглашаются на то, с чем внутренне не согласны. Но как сделать так, чтобы на работе нами двигал не страх? И всегда ли он обоснован? Психолог Елизавета Дунаева описала типичные ситуации и то, что поможет с ними разобраться.

  • Имя
    Елизавета ДунаеваКлинический психолог, гештальт-терапевт, работает в психоневрологическом диспансере

Я боюсь, что потеряю работу. Это нормально?

Да. Потому что работа — это в определенной степени безопасность человека. Не нужно считать, что это какой-то неправильный страх. Неправильных страхов не существует. У любой эмоции есть внутреннее обоснование, и иногда мы просто не можем его увидеть.

То, насколько сильно боишься потерять работу, чаще всего зависит от двух факторов. Первый момент — насколько у человека адекватное отношение к себе как к профессионалу. Если уверен в том, что всегда найдешь работу, что твои профессиональные навыки востребованы, тогда легче отстаивать себя. Второй момент — насколько у человека гибкие личные границы и цельное восприятие себя. Чем сложнее ответить на вопрос: «Чего я хочу от жизни и что делаю для того, чтобы это у меня было?» — тем больше боишься увольнения.

Делаю то, что требует руководство (даже если не обязан), так как боюсь урезания зарплаты. Работа только ради денег — это проблема?

В практике мне доводилось встречать людей, которые говорят: «Работа не нравится в корне, делаю ее исключительно потому, что хорошо платят».

Нужно понимать, что есть два фактора, которые поддерживают нас в профессиональной деятельности: гигиенические (нравятся ли условия труда, удобный ли офис и т.д.) и мотивационные (когда мы находим удовольствие в том, что делаем). Деньги часто по ошибке относят к мотивационным факторам. Но на самом деле это фактор гигиенический — то, что не связано со смыслом труда, а просто позволяет работу продолжать.

Деньги на самом деле — в первую очередь не материальное благополучие, не комфорт или безопасность. В первую очередь это отношения. Нам никогда не нужны деньги сами по себе. И когда со мной начинают спорить на этот счет: «Неужели вам миллион долларов не надо?» — я обычно отвечаю: «А что бы вы сделали с миллионом долларов на необитаемом острове? Костер разожгли?» Деньги — не только средство обмена между людьми, но и отношения между ними. Например, кто-то стремится все время зарабатывать больше, потому что боится обращаться за помощью, от кого-то зависеть.

Если работа действительно нелюбимая и только ради денег, порой расходуется много сил на борьбу с собой. Представьте: если на это не будут уходить эмоциональные ресурсы, на что бы вы их потратили? Что полезного сделали бы для себя и других? Может оказаться, что гораздо выгоднее уйти с нелюбимой работы, чем на ней остаться.

Считаю то, что делаю, своим призванием. Стоит ли из любви к профессии терпеть плохое обращение начальства?

Иногда человек не хочет терять работу потому, что она входит в систему его ценностей. Значимость труда может перевешивать неудобства — не потому, что страшно уйти, а потому, что важно продолжать работать.

Не открою секрета, если скажу, что, например, в учителя или врачи идут не ради высокой зарплаты. Не те это профессии в нашей стране. Чаще всего это люди с убеждениями. Внутренняя ценностная ориентация касается и других профессий.

Но и такие люди решаются уволиться, если не получают должного вознаграждения за свои усилия. И это далеко не всегда про деньги: какими бы ни были наши ценности, трудимся мы ради отдачи — например, в виде благодарности или признания. И если этого нет, нарастает эмоциональное выгорание и желание уйти.

Если все же ваш выбор — остаться на работе, где трудно, с точки зрения психологии помочь может профилактика эмоционального выгорания: нужно понимать, на что расходуются силы и как их можно восполнять. Акцентировать внимание на более приятных должностных обязанностях, а не на том, что вызывает раздражение. Свободное время заполнять любимыми делами — от общения с близкими до занятий спортом.

Если жизнь словно превращается в череду унылого долженствования без радости и просвета, попробуйте такое упражнение. Разделите лист на две колонки. В первой (я должен) напишите то, что за день делаете потому, что должны. Во второй напротив каждого утверждения допишите: «При этом я на самом деле хочу» — и продолжите предложение. Когда колонки заполнятся, прочитайте первую и сосредоточьтесь на своих эмоциях. Возьмите небольшую паузу. Прочитайте вторую. Как правило, ощущения меняются. Одно дело «Я должен готовить семье ужин» — другое: «При этом я на самом деле хочу, чтобы мои близкие были здоровы и полны сил».

Не люблю свою работу, но боюсь увольнения, потому что страшно браться за новое — а то и менять специальность. Как быть?

Большинству сложно начинать сначала: будто строил башню, а оказывается, что нужно разобрать и возводить заново. Думаешь: «То, что я делал раньше, было неправильно». Становится жалко потраченных усилий: «Неужели все было зря?»

Этот страх особенно силен в профессиях, где экспертом стать сложно, например врач. Чтобы добиться чего-то в этом деле, нужно потратить огромное количество усилий. А потом оказывается, что человек терпит или недостаток денег, или начальство, которое наказывает, — но не уходит, потому что жалко потраченного труда. Чем больше времени посвятил этому делу, тем сильнее такие эмоции.

Но начать заново не означает перечеркнуть прошлый опыт, и это важно понимать. Вспомните о своих важных умениях и навыках — на какой работе они вам пригодятся? Не на каждом новом месте придется обучаться всему с нуля.

Когда я думаю о другой работе, боюсь перемен. А вдруг на новом месте будет еще хуже?

Конфликт между тенденцией к изменению и желанием оставить все как есть хорошо знают психотерапевты. На прием человек приходит, когда он уже не может жить так, как жил до этого. Но с движением к новому появляется вторая тенденция — сопротивления. Это нормальный эволюционный механизм, когда хочется стабильности и сохранить все таким, какое оно есть: «Это привычно, я здесь все знаю. Нет никакой гарантии, что перемены мне понравятся. А здесь мне пусть и не нравится, зато я понимаю, что и как».

Преодолеть это сопротивление помогает, во-первых, знание о том, что это сопротивление есть. Во-вторых, мысли о том, что ценного из прежней ситуации можно перенести в новую. Представьте себе дом, где есть огромное число дорогих сердцу вещей. Но если понадобится переехать, вы не возьмете с собой каждую. Попытка увезти каждую мелочь приведет к захламлению. Лучше сказать себе: да, что-то я могу взять, но прежде нужна сортировка — что важно и ценно, а что нет.

Кажется, что несправедливо обделили зарплатой, но мне страшно даже поднять этот вопрос. Что делать?

Умение защищать свои границы приходит из внутреннего восприятия себя. Почему некоторым это сложно? Нет внутренней уверенности в том, кто я такой и на что имею право. Есть страх того, что будут ругать. Это и вовсе может быть моментом из детства: когда кто-то вышестоящий может быть мной недоволен — это может напоминать про недовольство мамы или папы в прошлом. Есть даже такая закономерность: мы чувствительнее именно к тем воздействиям со стороны других, которые чаще всего применяли к нам родители, чтобы отрегулировать наше поведение (крик, порицание, молчание, игнорирование и т.д.).

Но представьте самый неприятный исход в случае, если вы покажете свое несогласие. Иногда бывает так, что люди переоценивают последствия: думаешь, что случится что-то очень страшное. Но если повнимательнее присмотреться, станет очевидно, что это не так.

Помните, что люди, которые заявляют о своих интересах, чаще получают то, в чем нуждаются, по сравнению с теми, кто об этом молчит.

Страшно возразить начальнику: разозлится. Как высказать свое мнение?

Вообще-то это задача руководителя — собирать мнения подчиненных так, чтобы не задеть их гордость. В этой иерархии важно вышестоящему проявлять больше компетенции. Это не работа подчиненного — подстраиваться под руководителя. Но в реальности часто происходит по-другому.

Лучше выражать недовольство прямо, но указывать не на личность, а на действие, с которым вы не согласны. Реплика «ты дурак» обрубает шансы для диалога. Если ты считаешь меня дураком, а я себя дураком не считаю, что же тут можно поменять? Но когда фраза звучит иначе, например: «На эту ситуацию есть другая точка зрения, давайте ее обсудим», появляется момент для изменения. Человеку проще согласиться с тем, чтобы поменять ситуацию. Себя менять неприятно и не хочется.

Как не соглашаться, если я боюсь репутации скандалиста на работе?

Иногда человеку страшно прослыть склочником: «Если я пойду ругаться, меня никто не будет любить и уважать! Буду выглядеть выскочкой!»

Обычно это заблуждение. Уважение люди оказывают тем, кто более открыто заявляет о своих потребностях. И чем чаще человек соглашается с неприемлемым для себя, тем больше он ужимается в своих внутренних границах — и тем больше другие люди чувствуют право их атаковать, чтобы удовлетворить собственные потребности за чужой счет.

Чтобы отстаивать себя, опять же, нужно знать свои внутренние ценности. Не все об этом задумываются. Так что первый шаг — вообще задаться таким вопросом. «Если придется умирать через неделю или через год, могу ли я сказать, что жил той жизнью, которой хотел? А если нет, чего же мне не хватает?» Уже одно концентрирование внимания на ответе поможет отделить более важное от того, что имеет меньшее значение.

{banner_819}{banner_825}
-30%
-61%
-10%
-25%
-8%
-15%
-10%
-20%
-30%
0069757