• Запись к врачуновый
  • ЗОЖ
  • Правильное питание
  • Врачи
  • Болезни
  • Тренировки
  • Красота
  • Медицинские новости
  • Психология
  • Беременность и роды
  • Лекарства
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
реклама


/

Жизнь 30-летней Екатерины Макаревич всегда была связана с ЗОЖ: девушка — фитнес-тренер, занимается своим проектом «Тело за дело», помогая людям улучшить фигуру, питание и образ жизни. Но с 12 сентября Катин распорядок дня резко переменился: она попала на Окрестина. Тренер рассказала HEALTH.TUT.BY, как за 12 суток организовала «тюремные тренировки» и почему решила записать комплекс упражнений «23.34».

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

«Кричала в трубку, что меня похищают»

12 сентября Катя была задержана на субботнем женском марше. Шествие девушек завершилось, минчанка направлялась к своему авто, разговаривая с мужем по телефону.

— Из двора выехал бусик — выбежали три человека в оливковой форме, в балаклавах, — вспоминает девушка. — Они меня грубо схватили и начали заталкивать в этот автобус. До того я много раз пыталась себе представить момент задержания, всегда говорила себе, что не надо сопротивляться, лучше молчать, но от неожиданности сделала все наоборот. Я кричала в трубку, что меня похищают. Это, кстати, помогло родственникам понять, что со мной произошло.

Дальше, рассказывает Катя, все было «как у всех»: отвезли в Первомайское РУВД, дали подписывать протокол. Девушка отказалась.

— В протоколе значилось, что я шла в организованной колонне, выкрикивала лозунги. Мне выдали список моих прав, и я очень хотела ими воспользоваться, но ни вызвать защитника, ни письменно изложить свою версию происходящего мне так и не дали.

Ждала суда минчанка на Окрестина. В понедельник, 14 сентября, процесс проходил по видеосвязи. Только тогда Кате разрешили вызвать адвоката.

— Мы хотели допроса свидетелей: мужа, с которым я говорила в момент задержания по телефону, подругу, с которой мы были до этого в кафе. Судья разрешил, слушание перенесли на день, появилась какая-то надежда, что все решится. Но 15 сентября мне дали 12 суток по ч. 1 ст. 23.34 КоАП, хотя в понедельник моим знакомым по камере давали по 11 суток. Я тогда подумала: «Ну и стоило вообще заниматься поиском каких-либо доказательств?»

Как Катя устроила «тюремный фитнес»

В первые два дня Катя привыкала к новым «условиям». Признается, что ей повезло: волонтеры передали набор на первые сутки — туалетную бумагу, салфетки, щетку. А вот с самой камерой не очень: там было открыто окно.

— Очень холодно, и на наши просьбы закрыть окно мы слышали нецензурные угрозы. Сложно оказалось привыкнуть к камерным «ароматам»: матрас и одеяло пахнут плохо, хоть вроде и выдают чистое постельное белье. Когда мне передали плед, казалось, что уже больше ничего и не надо: на нем был запах маминых духов, запах свободы. Но самое тяжелое — это все-таки не условия, к ним человек адаптируется, а само ограничение свободы.

На третий день Катя поняла, что ее спасет только физическая активность — она стала выполнять комплекс базовых упражнений, которые не требуют никакого инвентаря. Поначалу это помогало согреться.

— После первой тренировки физически и психологически стала чувствовать себя лучше. Растяжка сняла боль в спине, которая появилась из-за стресса и сквозняка. Я еле ворочала головой, но прекрасно понимала, что медпомощь в такой ситуации мне не окажут.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

Занятия спортом превратились в ритуал и помогали снять стресс, эмоционально разрядиться и убить время. После подъема в 6 утра Катя делала растяжку, лежа на койке, к вечеру — полноценную часовую тренировку и комплекс на растяжку, в течение дня «гуляла» кругами по камере. В день на спорт уходило 2−3 часа.

— В тюрьме особо нечем заняться, поэтому спорт, душевные разговоры и книги были спасением.

Несколько занятий Катя провела для себя, а потом решила, что может реализовать свой фитнес-проект и в таких условиях, помогать другим чувствовать себя лучше. Девушки подключались к тренировкам и в камерах, и на курилке: занимались и со своим весом, и используя доступный инвентарь — койки, скамейки.

— Занимались даже те, кто не делает это в обычной жизни. Только с планированием не получалось. Не знаю, с чем это связано, но за неделю на Окрестина я поменяла четыре камеры, нас постоянно переводили. Мы договоримся вечером на тренировку, а потом нас расформировали по другим камерам.

— А помыться была возможность?

— Кто хотел — мылся в раковине. Я слышала, что в Жодино (Катю на несколько дней перевели и туда. — Прим. TUT.BY) кого-то водили в душ, но мне за 12 суток такого не предлагали.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

Заниматься фитнесом не запрещали.

— Разве что пытались подколоть. Однажды мне передали 3-литровую бутыль с водой, я ее использовала как утяжелитель. Во время тренировки зашел сотрудник, отпустил пару шуточек.

На прощание Катя обменялась контактами с сокамерницами. Многие благодарили за поддержку, говорили, что соседство с фитнес-тренером им пошло на пользу.

— Я планирую записать и выложить в открытый доступ комплекс упражнений, который назову «23.34»: кто-то посмотрит и будет знать, какие упражнения со своим весом можно выполнять в небольшом пространстве. Так я даже на расстоянии смогу помочь людям оставаться физически и психологически сильнее.

{banner_819}{banner_825}
-21%
-40%
-20%
-5%
-25%
-20%
0069757